Прототипы Т-34 - танки Кристи и БТ

Источник и вдохновитель: Неизвестный Т-34 Желтов И.  |  Пока нет комментариев
Автор: sharkoster | 25-11-2011 | Бронетехника
 | 18291 просмотр
 танк БТ-5 ИС во время испытанийтанк БТ-5 ИС во время испытаний  чем же сила танка Т-34

Историческая справка о Т-34

Танки Кристи и БТ

 

В чем же сила танка Т-34

Основным типом танкового вооружения в годы Великой Отечественной войны был средний танк Т-34. В отличие от всех других танков, принимавших участие в мировой войне, эта боевая машина оказалась самой "живучей". В то время как все основные воюющие страны были вынуждены обновлять свое танковое вооружение, а противостоящая нам гитлеровская армия — даже полностью перевооружиться и целиком перейти на новые типы танков, наша "тридцатьчетверка", год от года улучшаясь и совершенствуясь, прошла через всю войну от первого до последнего дня и завершила свой славный боевой путь в поверженном Берлине.

Причина этому очевидна: находившиеся на вооружении немецко-фашистской армии танки по своим тактико-техническим и боевым качествам значительно уступали советским. Что касается танков наших союзников, то они были, особенно в начальный период войны, еще хуже немецких.

Как убедительно показала практика боевого применения, эта машина наиболее удачно сочетала в себе основные параметры, определяющие достоинство танка: огонь, бронирование и маневренность. Причем эти параметры у "тридцатьчетверки" были наилучшими по сравнению с другими танками такого класса.

Конечно, были и у противника, и у союзных армий танки с достаточно толстой броней, либо с хорошей пушкой, либо высокой маневренностью. Однако танк лишь тогда хорош, когда в нем соединяются все эти качества. Удачно же сочетать в одной машине мощное вооружение и бронирование с хорошей маневренностью до нас никому еще не удавалось.

При разработке конструкции нового танка мы поставили перед собой исключительно сложную, дерзкую по тем временам задачу: сохранить в машине маневренность, присущую среднему танку, обеспечить экипажу надежную защиту от всех имевшихся в то время противотанковых и танковых средств, дать машине самое мощное вооружение. Достичь этого удалось благодаря правильно выбранной конструкции, удачной компоновке и, конечно же, самоотверженному, не знающему отдыха труду конструкторов, техников, чертежников — всех работников конструкторского бюро.

Правильно определенные толщина брони и форма корпуса, простая и плотная компоновка механизмов, дальнобойная и хорошо приспособленная для танка пушка, мощный дизель-мотор, заменивший привычный для танков бензиновый мотор, явились той основой, которая и определила столь необходимые танку высокие боевые качества. Другим важным направлением работы конструкторов стала борьба за вес и технологическую простоту машины. В отличие от сторонников всяких "заумных" решений, мы исходили из того, что конструкция должна быть прочна, полностью отвечать своему назначению и в тоже время проста, не иметь ничего лишнего, случайного и надуманного. Сделать сложную машину, конечно, всегда легче, чем простую, которая далеко не каждому конструктору по плечу.

Может показаться странным, однако далеко не все разделяли такую точку зрения, и в ходе работы нам приходилось преодолевать и сопротивление, и критику, подчас весьма злую. Оглядываясь назад, можно с удовлетворением отметить - у нашего коллектива хватило упорства и силы убежденности в своей правоте. Конструктивная простота танка Т-34 дала возможность в самый тяжелый для Родины момент не только иметь такие машины, но иметь их достаточно, намного больше, чем имел противник, позволила быстро организовать производство боевых машин на многих заводах страны, прежде не выпускавших подобной техники, силами людей, которые о танках знали ранее только понаслышке.

Многие решения, заложенные в Т-34, определили ряд направлений в мировой танкостроении, стали классическими, их широко заимствуют и сегодня во многих странах. Индекс "Т-34" знаком всем так же хорошо, как, например, ЗИЛ и ГАЗ.

Несмотря на высокие достоинства танка Т-34, необходимо подчеркнуть, что машину эту делали не какие-то сверхчеловеки или невесть откуда явившиеся гении. Она — плод огромного энтузиазма, трудолюбия и патриотизма советских людей. Работникам нашего КБ не довелось учиться в знаменитых учебных заведениях, и не были им завещаны предшествующими поколениями традиции развитого машиностроения. Все они были детьми рабочих и крестьян страны, которая только становилась на ноги, заново создавая многие отрасли промышленности.

Таким был Михаил Ильич Кошкин. Возглавив КБ в 1937 году, он сумел правильно сориентировать коллектив, организовать его на трудное, но жизненно необходимое стране дело, вдохнуть в него веру в достижимость поставленной цели, заразить своей не знавшей пределов работоспособностью. Таким был и его заместитель, сын железнодорожного машиниста Николай Алексеевич Кучеренко, являвшийся незаменимым работником благодаря своему знанию производства и умению контактировать с людьми. И Михаил Иванович Таршинов, которому в немалой степени обязан танк классической формой своего корпуса. И Алексей Александрович Молоштанов, Марк Абрамович Набутовский, взявшие на себя заботу о создании и постоянном совершенствовании такого ответственного узла, каким является башня танка и весь комплекс вооружения. И Яков Ионович Баран, который вместе с Василием Григорьевичем Матюхи-ным создали совершенные и технологичные механизм трансмиссии и ходовую часть. И Петр Петрович Васильев, Борис Аронович Черняк, Арон Яковлевич Митник, Василий Яковлевич Курасов, Андрей Сергеевич Бондаренко, Владимир Константинович Байдаков, Абрам Иосифович Шпайхлер, Михаил Борисович Шварцбург, многие другие наши специалисты.

Мне, стоявшему у истоков танка Т-34 и прошедшему весь путь его создания и совершенствования, хотелось бы подчеркнуть, что главнейшим источником всех лучших качеств "тридцатьчетверки" является труд людей. Ничто не далось само собою. Каждое решение приходило в результате многих дней и ночей кропотливой работы, поисков, споров, отказа от ранее найденного, но не вполне нас удовлетворявшего...

Одним словом, Т-34 в этом отношении не отличается от любой другой хорошей конструкции, в нем, как и в каждом "гениальном" решении, заложены, говоря словами Эдиссона, один процент гения и девяносто девять процентов пота. И если относить какую-то долю этого процента "гения" к тем, кто конструировал "тридцатьчетверку", то вся их заслуга заключается в первую очередь в том, что они, не обладая ни выдающимися знаниями, ни сколько-нибудь значительным опытом, взяли на себя смелость оторваться от неписаных канонов создания танковой техники и нашли в себе силы довести дерзкий замысел до конца.

Оставляя в стороне те многочисленные трудности, которые приходилось преодолевать на этом пути, хочу еще раз подчеркнуть, что мы сами, по своей воле осложнили свою работу, поставив перед собой задачу создать максимально простую машину. Все было подчинено жесткому принципу: самой надежной, непоражаемой, легкой и дешевой является та деталь, которой нет в машине.

Надо отметить огромный вклад, который внесли в осуществление этого принципа наши технологи. Они подвергали тщательному анализу каждую конструкторскую разработку, добиваясь ее максимальной технологичности, побуждая нас постоянно заботиться об удобстве для производства. Роли технологов в том, что танк Т-34 получился простым и дешевым, действительно велика. С чувством благодарности воздаем мы должное пионерам этой работы заводским технологам С.Б. Рати-попу, Н.Ф. Мельникову, А.Н. Чинову, А.И. Соколян-скому, В.Г. Померанцеву и другим.

Нельзя обойти молчанием также исключительно большую роль в создании новой машины директора завода Юрия Евгеньевича Максарева и главного инженера Сергея Несторовича Махонина, парторгов ЦК ВКП(б) на заводе Алексея Алексеевича Епишева и Семена Андреевича Скачкова, многих других руководителей заводского коллектива, которые немало способствовали воплощению конструкторских разработок в металл, разделяли и отстаивали в самых высоких инстанциях далеко не бесспорные для своего времени идеи и принципы.

И, наконец, последнее. Никакое оружие, как известно, само не воюет. Самое лучшее оружие превращается в груду металла, причем очень дорогого металла, если им не управляет человек. Минувшая война показала во всем своем величии непревзойденные морально-боевые качества советских воинов. История не знала примеров такого массового героизма, самопожертвования, высочайшей сознательности, которые проявляли на полях сражений наши бойцы. Этот незыблемый факт в полной мере относится и к воинам-танкистам.

Счастье танка Т-34, его неординарная судьба в решающей мере определяется именно тем, что он попал в руки таких людей.

Мастерство, отвага, находчивость и смекалка советского воина, помноженные на высокие тактико-технические параметры машины, обеспечили танку Т-34 то место, которое он по праву занимает в истории Второй мировой войны.

"Т-34: путь к Победе", Издательство "Прапор", 1985

 

Историческая справка о Т-34

наверх

Прошло более полувека со времени окончания Второй мировой войны, а восторженные отзывы о советском танке Т-34 не сходят со страниц отечественной и зарубежной печати. И чем дальше уходят в историю военные годы, тем ярче видна значимость того, что было сделано отечественными танкостроителями 60 лет тому назад. Своим рождением танк Т-34 был обязан людям, которые сумели увидеть поле боя середины XX века лучше, чем кто-либо из зарубежных танковых теоретиков и конструкторов. Среди прочих средних танков лишь Т-34 в наибольшей степени отвечал требованиям современного боя. Он оказался единственным довоенным танком, который морально не устарел и оставался лучшей боевой машиной на протяжении всей войны.

До Великой Отечественной войны основу танкового парка Советского Союза составляли легкие танки Т-26 и БТ различных модификаций. Кроме того, на вооружении Красной Армии состояли следующие типы танков: плавающие Т-37А, Т-38 и Т-40; средние Т-28 и тяжелые Т-35. К моменту нападения нацистской Германии на Советский Союз танковый парк РККА состоял главным образом из машин, которые были изготовлены в 1932 — 1939 гг. Появление на полях сражений новых советских танков Т-34 и явилось полной неожиданностью для немцев. Впервые почти за два года успешных боев в Западной Европе немецкие танкисты узнали, что такое настоящий страх. "Чудо-оружие, -говорилось в одном немецком докладе о Т-34, — сеющее страх и ужас везде, где оно появляется". В высоких боевых качествах среднего танка Т-34 быстро убедились как противник, так и наши союзники по антигитлеровской коалиции.

Так, генерал-лейтенант вермахта Э.Шнейдер после войны писал, что в 1941 году "русские танки Т-34... показали нашим, привыкшим к победам, танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности. Танк Т-34 произвел сенсацию".

Известный немецкий специалист по танкам Зенгер унд Эттерлин так писал о танке Т-34: "... при своем появлении танк превосходил все остальные типы танков по огневой мощи, броне и подвижности. Форма — идеальная, которая явилась образцом для многих позднейших конструкций. Хорошая проходимость по грязи и снегу благодаря широким гусеницам, очень благоприятная удельная мощность". Но наиболее мрачный прогноз для немецких механизированных войск сделал командующий второй танковой армией в 1941 г. генерал-полковник Г.Гу-дериан: "Очень тревожные донесения о качестве русских танков... Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрые решающие победы".

Американские специалисты с Абердинского полигона дали такое заключение: "...В основных решениях танк Т-34 является хорошей конструкцией, пригодной для массового производства с использованием малоквалифицированной рабочей силы. ...Выдающимися особенностями Т-34 являются: низкий, обтекаемый силуэт, простота конструкции, малая величина среднего удельного давления на грунт; большие углы наклона брони создают блестящие возможности защиты, но ограничивают объем боевого отделения".

Английский писатель Д.Орджилл, автор ряда книг по развитию бронетанкового вооружения и техники, в конце 60-х годов писал: "...Т-34 с удельной мощностью 18 л.с/т занимает почетную ступень рекордсмена в истории мирового танкостроения. За последние двадцать лет мало какой из сошедших с конвейера танков не обязан чем-то творческому мышлению Михаила Кошкина в 1939 г. Т-34 по-прежнему достаточно хорош, чтобы снова вступить в бой".

Танк завоевал общее признание в нашей армии с первых дней Великой Отечественной войны, которая стала для него главным экзаменом. "Тридцатьчетверка" прошла всю войну, от начала до конца, и не было лучшей боевой машины ни в одной армии", — так отзывался о танке в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза И.С.Конев.

Ни один танк во время Второй мировой войны не снискал себе такой широкой известности, как танк Т-34. В годы войны он стал символом победы над нацистскими захватчиками, символом освобождения народов Европы от коричневой чумы.

Однако даже самое лучшее оружие превращается в груду металла, если им не управляет человек. Массовый героизм, самопожертвование, отвага и находчивость, которые проявили на полях сражений наши войны-танкисты, в сочетании с высокой боевой и технической характеристикой танка Т-34 обеспечили ему заслуженное почетное место в истории Второй мировой войны.

Танк Т-34 разрабатывался не с "чистого листа ватмана", истоки его создания уходят в далекие тридцатые годы, когда стало развиваться молодое отечественное танкостроение и была заложена основа, на которой были созданы бронетанковые войска и выращены кадры танкостроителей.

Танки Кристи и БТ

наверх

Средний танк Т-34 был создан в результате работ по совершенствованию легких колесно-гусеничных танков серии БТ в отношении увеличения их броневой защиты и мощности вооружения.

Быстроходные танки (БТ) в 30-е гг. составляли основу механизированных и танковых соединений РККА. Для того времени они имели достаточно высокие боевые и технические характеристики и являлись самыми известными и наиболее любимыми машинами наших танкистов. Появление этих танков в Красной Армии было не случайным и диктовалось исторической необходимостью.

Как известно, конец 20-х — начало 30-х гг. нашего столетия характеризовались постепенным обострением противоречий между различными государствами, что придавало процессу зарождения Второй мировой войны все более зримые черты. Активные военные приготовления выражались в быстром росте армий, совершенствовании вооружений, милитаризации экономики и всей общественной жизни. Главной тенденцией в развитии армий того периода стала их механизация и моторизация, насыщение войск танками, самолетами, автоматическим стрелковым, артиллерийским и минометным вооружением.

А-В. Танк "Кристи" на испытаниях. Весна 1931 г.  				Chrisite tank during testing,. Spring 1931А-В. Танк "Кристи" на испытаниях. Весна 1931 г. Chrisite tank during testing,. Spring 1931
А-В. Танк "Кристи" на испытаниях. Весна 1931 г. Chrisite tank during testing,. Spring 1931

В это время наша страна была вынуждена принимать экстренные меры к ускоренному развитию оборонной промышленности, техническому переоснащению Вооруженных Сил и дальнейшему повышению их боеспособности. В июле 1929 г. Советским правительством была утверждена первая танковая программа, которой предусматривалось оснащение армии всеми типами бронетанкового вооружения и техники.

В начале декабря 1929 г., в связи с отставанием отечественной промышленности в разработке конструкций образцов всех типов танков, комиссией под руководством заместителя председателя Совета Народных Комиссаров (СНК) Г.К.Орджоникидзе было принято решение командировать за границу представителей военного ведомства и промышленности для приобретения современных образцов вооружения и получения технической помощи по их производству.

30 декабря 1929 г. представительная комиссия убыла за границу. Посетив Германию, Чехословакию, Францию и Англию, комиссия, возглавляемая начальником Управления механизации и моторизации РККА (УММ РККА) И.А.Халепским, прибыла в США, где ознакомилась с колесно-гусеничным танком "М.1928" конструкции инженера Дж.Уолтера Кристи и купила у него два усовершенствованных опытных образца шасси танка, именуемого автором "М.1940" (модель 1940 года).

 Танки БТ-7М, А-20, Т-34 с пушкой Л-11 и Т-34 с  				пушкой Ф-34. ВТ-7М, А-20. Т-34 with L-11 gun and Т-34 with F-34  				gun.Танки БТ-7М, А-20, Т-34 с пушкой Л-11 и Т-34 с пушкой Ф-34. ВТ-7М, А-20. Т-34 with L-11 gun and Т-34 with F-34 gun.
Танки БТ-7М, А-20, Т-34 с пушкой Л-11 и Т-34 с пушкой Ф-34. ВТ-7М, А-20. Т-34 with L-11 gun and Т-34 with F-34 gun.

Покупка двух танков типа "Кристи" ("М.1940") была осуществлена на основании договора, подписанного 28 апреля 1930 г. между фирмой "U.S. Wheel Track Layer Corporation" и "Amtorg Trading Corporation", фирмы представлявшей интересы СССР в США. Согласно этому договору осуществлялась продажа "двух военных танков общей стоимостью 60000 американских долларов", а также оговаривались "права на производство, продажу и использование танков внутри границ СССР сроком на десять лет".

В конце декабря 1930 г. после сборки и испытаний обе машины из Нью-Йоркского порта были отправлены в СССР. Прибывшие в начале 1931 г. в Советский Союз машины подверглись тщательным исследованиям и испытаниям. В частности, с 14 марта по 21 июля 1931 г. один быстроходный танк (БТ — такое обозначение получила эта машина) "Кристи" был всесторонне исследован и испытан испытательной группой УММ РККА.

Несмотря на ряд положительных качеств, таких, как высокая оперативная и тактическая подвижность и относительная простота производства, уже в процессе испытаний первых опытных образцов быстроходного танка выявился и ряд серьезных как конструктивных, так и производственных недостатков. Дело в том, что приобретенные у Дж.У.Кристи танки "М.1940" были еще "сырыми" и, по сути, являлись лишь опытными шасси, собранными в единичных экземплярах небольшой группой высококвалифицированных американских рабочих с использованием особо качественных материалов (сталь, дюралюминий, каучук и т.п.).

 Танк "Кристи” Christie tank.Танк "Кристи” Christie tank.
Танк БТ-2 с 37-мм пушкой Б-3. ВТ-2 tank with 37mm  			B-3 gun.Танк БТ-2 с 37-мм пушкой Б-3. ВТ-2 tank with 37mm B-3 gun.
Танк "Кристи” Christie tank. Танк БТ-2 с 37-мм пушкой Б-3. ВТ-2 tank with 37mm B-3 gun.

При постановке танков "М.1940" на серийное производство новые танки, получившие наименование БТ-2, оказались недостаточно технологичными, так как требовали рабочих высокой квалификации, которых в начале 30-х гг. в нашей стране еще не хватало. Да и многие необходимые компоненты для производства танков, например броневая сталь и износостойкие материалы (сталь для траков гусениц, резина для бандажей катков, ферродо для дисков сцепления и т.п.), в этот период еще только создавались.

Производство танков БТ было организовано на Государственном Харьковском паровозостроительном заводе (ГХПЗ, далее — ХПЗ), где для обеспечения их выпуска в мае 1931 г. было создано танковое конструкторское бюро Т-2К ("Т" — танковый отдел, "2" — порядковый номер отдела, "К" — конструкторское бюро). Задание на проектирование колесно-гусеничного танка этому КБ было выдано 1 июля 1931 г. В ходе организации производства танков БТ особо остро стоял вопрос об установке вооружения и двигателя, так как танки "Кристи" были закуплены без башен и вооружения.

Справедливости ради необходимо отметить, что не все работники ХПЗ были довольны решением правительства о выпуске легких танков Бт вместо средних — Т-24 собственной разработки завода. (До начала выпуска танков серии БТ завод изготовил 25 средних танков Т-24).

По заявлению помощника начальника УММ РККА Г.Г. Бокиса, "...директор завода Бондаренко с целью дискредитации быстроходной машины открыто называл ее "вредительской". Вот почему руководству УММ РККА "стоило очень больших усилий, нажимов и постановлений, вплоть до Правительства, чтобы заставить ХПЗ строить танк БТ и в порядке производства устранять отдельные недочеты, которые имелись в чертежах и конструкциях танка БТ" [Ф.31811, оп.2, д.399, л.58.(здесь и далее стиль документа сохранен)].

Освоение серийного производства нового танка на ХПЗ шло очень медленно. Связано это было не только с нежеланием руководства завода выпускать "чужую", навязанную сверху машину, но и с ограниченными возможностями производственной базы, которая изначально не была рассчитана на массовое изготовление танков. Постройка же новых цехов задерживалась не только из-за дефицита строительных материалов, но и из-за отсутствия необходимого специального оборудования, которое в основном изготавливалось за границей. Так, специальные металлорежущие станки были закуплены в Германии, Швейцарии и США.

 Средний танк Т-24. 1931 г. Т-24 medium tank. 1931.Средний танк Т-24. 1931 г. Т-24 medium tank. 1931.
Средний танк Т-24. 1931 г. Т-24 medium tank. 1931.

Принятый в 1931 г. на вооружение танк БТ-2 имел классическую схему общей компоновки: экипаж располагался в корпусе и башне, вооружение размещалось во вращающейся башне, а силовое и трансмиссионное отделения — в кормовой части машины.

Основным вооружением танка являлась 37-мм пушка Б-3. В связи с тем, что промышленность не смогла обеспечить требуемый выпуск пушек, часть танков была вооружена спаренной установкой 7,62-мм пулеметов Дегтярева.

Основу силовой установки БТ-2 составлял карбюраторный двигатель "Либерти" мощностью 400 л.с. (294 кВт), позволявший танку развивать скорость до 52 км/ч на гусеницах и до 72 км/ч на колесах. В системе подрессоривания применялась индивидуальная пружинная ("свечная") подвеска. Радиосредств для внешней связи танк не имел. Внутренняя связь осуществлялась с помощью световой сигнализации.

В основном, работы по совершенствованию танков серии БТ велись в опытном цехе отдела Т-2 ХПЗ. Этот опытный цех Т-2О ("Т" — танковый отдел, "2" — порядковый номер отдела, "О" — опытный цех) был создан в марте 1932 г. как опытно-исследовательская секция Т-2Ки ("Ки" — конструкторско-исследовательская) при танковом конструкторском бюро Т-2К, начальником КБ которой с 6 декабря 1931 г. был А.О.Фирсов.

Конструкторы, технологи, рабочие, представители военной приемки ХПЗ в тесном взаимодействии с представителями Научно-испытательного автобронетанкового полигона (НИБТ) работали над дальнейшим совершенствованием машины. Результатом этой работы явилось создание колесно-гусеничного танка БТ-5, запущенного в серийное производство в 1933 г. Боевая масса танка возросла до 11,7 т. По сравнению с танком БТ-2 бронирование не изменилось, а увеличение массы произошло вследствие установки в новой двухместной башне более мощной 45-мм пушки. На танк установили карбюраторный двигатель М-5 той же конструкции и мощности, что и двигатель "Либерти". Трансмиссия осталась такой же, как у БТ-2, а ходовая часть подверглась незначительным изменениям. Уже тогда танк был оснащен системой противопожарного оборудования. Часть танков (командирские) оборудовалась ультракоротковолновыми радиостанциями 71ТК-1 с поручневыми антеннами, расположенными по периметру башни.

 Легкий колесногусеничный танк БТ-5. ВТ-5  			light wheel-and-track tankЛегкий колесногусеничный танк БТ-5. ВТ-5 light wheel-and-track tank
Легкий колесногусеничный танк БТ-5. ВТ-5  			light wheel-and-track tankЛегкий колесногусеничный танк БТ-5. ВТ-5 light wheel-and-track tank
Легкий колесногусеничный танк БТ-5. ВТ-5 light wheel-and-track tank

Следующим шагом в совершенствовании этой машины явилось создание в 1935 г. колесно-гусеничного танка БТ-7. Он имел усиленную броневую защиту корпуса, в котором основная часть броневых листов соединялась с помощью сварки, Башня и вооружение на танках первого выпуска были такими же, как и на БТ-5. Значительным изменениям подверглась силовая установка. Вместо двигателя М-5 установили более надежный 12-цилиндровый V-образный карбюраторный двигатель М-17Т, мощностью 400 л.с. (294 кВт). Увеличение емкости топливных баков с 360 до 800 литров позволило в два с лишним раза повысить запас хода машины.

С сентября 1937 г. танки стали оснащаться усовершенствованными коническими башнями. Производство БТ-7 продолжалось до 1939 г.

Как уже отмечалось ранее, на всех отечественных танках серии БТ устанавливались карбюраторные авиационные двигатели, не отличавшиеся экономичностью и уж тем более пожаробезопасностью. Вот почему, в начале 30-х гг. в нашей стране широко развернулись работы по созданию двигателей, работающих на тяжелом топливе (подробнее об истории создания высокооборотного дизеля — см. ниже). Это была весьма нелегкая задача, однако уже летом 1938 г. дизель В-2 был установлен в опытный танк БТ-7, которому был присвоен заводской индекс А-8 (буква "А" обозначала, что машина опытная, а не "автострадная", как предполагают отдельные авторы).

5 сентября 1939 г. дизель В-2 был рекомендован для производства и установки в серийный танк БТ-7М (А-8). Это был первый в мире танк, имевший дизель. Двигатель имел настолько высокие основные технические показатели (по экономичности, простоте и технологичности конструкции), что это позволило путем проведения последующих модернизаций оснащать им многочисленные образцы отечественного бронетанкового вооружения и техники, начиная с танка Т-34 и заканчивая современными танками типа Т-72 и Т-90. Зарубежные танки стали оснащаться танковыми дизелями лишь после Второй мировой войны (в конце 40-х — начале 50-х гг.). Серийное производство танка БТ-7М было развернуто с декабря 1939 г, и продолжалось до сентября 1940 г. Всего было выпущено 788 таких машин.

 Легкий колесногусеничный танк БТ-7 с эллиптической  			башней, ВТ-7 light wheel-and-track tank with elliptical turretЛегкий колесногусеничный танк БТ-7 с эллиптической башней, ВТ-7 light wheel-and-track tank with elliptical turret
 Легкий колесно-гусеничный танк БТ-7 с конической  			башней. ВТ-7 light wheel-and-track tank with conical turret.Легкий колесно-гусеничный танк БТ-7 с конической башней. ВТ-7 light wheel-and-track tank with conical turret.
Легкий колесногусеничный танк БТ-7 с эллиптической башней, ВТ-7 light wheel-and-track tank with elliptical turret Легкий колесно-гусеничный танк БТ-7 с конической башней. ВТ-7 light wheel-and-track tank with conical turret.

Работы по улучшению боевых свойств танков серии БТ велись не только в области двигателестроения, но также и в области повышения их огневой мощи, защищенности и подвижности. В 30-е гг. на базе танков БТ было создано большое количество опытных и специальных машин.

Для усиления огневой мощи танковых подразделений с августа 1937 г. на заводе № 183 был начат выпуск танка БТ-7А с 76,2-мм пушкой. За два года серийного производства было изготовлено 133 "артиллерийских" танка.

 Танк БТ-7 с конической башней. чертежиТанк БТ-7 с конической башней. чертежи
Танк БТ-7 с конической башней. чертежи

В целях повышения проходимости и живучести машины на поле боя, по предложению рационализатора командира взвода 4-го танкового полка старшего лейтенанта Н.Ф. Цыганова в ремонтных мастерских Украинского военного округа воспой 1935 г. были начаты работы по созданию колесно-гусеничных танков БТ-ИС (БТ-2-ИС, БТ-5-ИС). На них первоначально использовались узлы и агрегаты танка БТ-2, а затем - БТ-5. Для улучшения проходимости танка при движении на колесах ведущими были сделаны три пары опорных катков. Для подвода мощности к опорным каткам внутри машины вдоль бортов корпуса были установлены карданные валы, от которых через редукторы по вертикальным валам и передавался крутящий момент. Танки БТ-ИС по сравнению с базовыми машинами обладали более высокой маневренностью при движении на колесах и повышенной живучестью на поле боя при повреждениях ходовой части, однако надежность сложного по конструкции привода к ведущим колесам была относительно низкой.

Танки БТ-5-ИС были выпущены в 1936 г. на ремонтном заводе № 48 (г.Харьков) небольшой (9 машин) опытной партией, однако они стали своего рода эталоном проходимости колесно-гусеничных танков.

Вот почему уже в конце 1935 г. руководство ХПЗ получило задание от Автобронетанкового управления (АБТУ, так стало называться УММ) на проектирование, изготовление и испытание опытных образцов колесно-гусеничных танков с приводом на шесть колес (БТ-7-ИС и БТ-9). Реально же, из-за нехватки конструкторов в КБ Т-2К Харьковским заводом в 1936 г. были разработаны лишь проект и рабочие чертежи танка БТ-7-ИС и изготовлен один опытный образец танка А-8.

Дизель В-2. The V-2 diesel engineДизель В-2. The V-2 diesel engine
Автор проекта танка БТ-2-ИС, изобретатель Н.Ф.Цыганов. Inventor  			N.F. Tsyganov, author of the 8T-2-IS project.Автор проекта танка БТ-2-ИС, изобретатель Н.Ф.Цыганов. Inventor N.F. Tsyganov, author of the 8T-2-IS project.
Дизель В-2. The V-2 diesel engine Автор проекта танка БТ-2-ИС, изобретатель Н.Ф.Цыганов. Inventor N.F. Tsyganov, author of the 8T-2-IS project.

Во второй половине 1936 г. ХПЗ был присвоен № 183, а внутри завода была введена цифровая индексация служб и танковое конструкторское бюро получило наименование — КБ отдела "100".

28 декабря 1936 г. приказом наркома тяжелой промышленности Г.К.Орджоникидзе главным конструктором танкового КБ завода № 183 был назначен М.И.Кошкин. Под его руководством в КБ отдела "100" была выполнена модернизация танка БТ-7 с установкой в нем дизеля В-2. Прекрасный организатор, он сумел в кратчайшие сроки создать на заводе сильный творческий коллектив конструкторов.

 Колесно-гусеничный танк А-8.  The А-8 wheel-and-track TапкКолесно-гусеничный танк А-8.  The А-8 wheel-and-track Tапк
 Легкий колесно-гусеничный танк БТ-7М.  			The BT-7M light wheel-and-track tankЛегкий колесно-гусеничный танк БТ-7М. The BT-7M light wheel-and-track tank
Колесно-гусеничный танк А-8.  The А-8 wheel-and-track Tапк Легкий колесно-гусеничный танк БТ-7М. The BT-7M light wheel-and-track tank

Возглавляемое М.И.Кошкиным конструкторское бюро по заданию АБТУ РККА в 1937 г. приступило к разработке проекта танка БТ-9 — дальнейшей модернизации танка БТ-7. К этому времени по предложению и под непосредственным руководством Н.Ф. Цыганова уже был изготовлен опытный колесногусеничный танк БТ-СВ. В нем преимущественно были использованы узлы и агрегаты БТ-7. На нем впервые в мировом танкостроении для повышения пу-лестойкости и уменьшения воздействия огнесмесей броневым листам корпуса и башни был придан рациональный угол наклона. Именно такое новаторское размещение броневых листов впоследствии было использовано на опытных танках А-20 и А-32, а затем и на знаменитом танке Т-34.

Параллельно с Цыгановым над повышением боевых свойств танка БТ-7 работал и адъюнкт Военной академии механизации и моторизации (ВАММ) РККА военинженер 3 ранга А.Я.Дик. Для разгрузки элементов ходовой части танка БТ-7 он предложил установить по одному дополнительному (пятому) опорному катку на каждый борт машины. Пытаясь расширить динамический диапазон трансмиссии танка, он предложил установить вместо трехступенчатой — пятиступенчатую коробку передач. Для улучшения броневой защиты танка он, как и Цыганов, предлагал устанавливать верхние броневые листы под наклоном.

Предложения А.Я.Дика и удачные решения Н.Ф. Цыганова (рациональные углы наклона броневых плит и карданный привод на шесть опорных катков), безусловно, легли в основу уточненных тактико-технических требований (ТТТ), выданных Автобронетанковым управлением РККА завод № 183 в целях дальнейшей модернизации танка БТ-7 — создания танка БТ-9.

О том, как велась эта работа, лучше всего видно из донесения от 20 августа 1937 г. "О ходе опытных работ на заводе № 183", составленного районным инженером АБТУ РККА военинженером 2-го ранга Сапрыгиным:

"Ход нового проектирования на заводе № 183 не обеспечивает создания требуемой машины, которая обеспечила бы надежную работу на 2000 — 10 000 км (у БТ-7 — 2000) и обладала бы такими же оперативнотактическими свойствами и могла быть в производстве без переделок минимум 3 года.

Заводоуправление обязано изготовить в 1937 г. 2 танка БТ-9 новой конструкции по заданным ТТТ и танк БТ-ИС, представляющий собой модернизацию БТ-7 за счет устройства привода на три пары колес при сохранении остальных агрегатов. Но так как заводоуправление упустило все сроки, то поэтому решило сконструировать только одну машину.

Проект был сделан наспех в течение 2-х месяцев и был предъявлен бригадинженеру АБТУ т. Свиридову 21.5.37 г. Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект дает новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т.д. По существу это не Бт-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колеса и т.д. Причем проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ.

Особенно бросается в глаза то, что при этом проектировании не учитывают требования Красной Армии и не используют весь опыт танкостроения и, хотя машина конструируется заново, начальник КБ т. Кошкин заявляет: "Я решаю только одну проблему колесного привода и сохраняю все то, что только можно сохранить из старых узлов...

...Уже в данное время по ходу проекта БТ-7ИС отмечены многочисленные дефекты. Под давлением ошибок начальник КБ Т. Кошкин и конструктор Т. Морозов и др. вынуждены были согласиться на переделку проекта...

Ход работ по проектированию скоро показал, что надо резко ставить вопрос о реконструкции всей машины на базе опыта воинских частей, полигона, ремонтных заводов и серийного производства завода № 183 в первую очередь, но представители КБ отдела "100" во главе с т.Кошкиным не пошли на основательную переделку и доделку своего проекта и после некоторого сопротивления вынуждены были исправить только отдельные грубые ошибки... совершенно отказались ввести... усовершенствования, предложенные адъюнктом ВАММ военинженером 3 ранга т.Дик".

Такое отношение конструкторов завода № 183 к модернизации танка БТ-7 скорее всего можно объяснить двумя причинами. Во-первых, немногочисленное конструкторское бюро "190" отдела "100" в этот период вплотную занималось машиной А-8, проработкой танка Бт-7 с газогенераторной установкой, разработкой новых конструкций башен и нескольких вариантов гусениц, а во-вторых, идеи и разработки военных изобретателей представителями промышленности практически всегда воспринимались с некоторым, мягко говоря, недоверием.

 Общий вид трансмиссии танка БТ-5-ИС.  			Overall view of the transmission used in the BT-5-IS.Общий вид трансмиссии танка БТ-5-ИС. Overall view of the transmission used in the BT-5-IS.
Танк БТ-5-ИС с наклонными листами брони во время испытаний.  BT-5-IS tank with sloped armor plates during testing.Танк БТ-5-ИС с наклонными листами брони во время испытаний. BT-5-IS tank with sloped armor plates during testing.
Общий вид трансмиссии танка БТ-5-ИС. Overall view of the transmission used in the BT-5-IS. Танк БТ-5-ИС с наклонными листами брони во время испытаний. BT-5-IS tank with sloped armor plates during testing.

Необходимость же срочной разработки модернизированного танка диктовалась тем обстоятельством, что танк БТ-7 практически уже не допускал дальнейшего усиления броневой защиты из-за перегрузки агрегатов трансмиссии и ходовой части, вызванной и так уже до предела возросшей боевой массой машины. Перегруженные узлы и агрегаты в большом количестве начали выходить из строя во время эксплуатации (чаще всего разрушались картеры коробки передач). В истории завода был даже период, когда и танк БТ-7 в открытую называли "вредительским". Справедливости ради необходимо отметить, что критика в адрес танка была небезосновательна. Дело в том, что в трансмиссии танка БТ-7 использовалась коробка передач (КП) танка БТ-5, в конструкции которой была усилена лишь коническая пара шестерен. Конструкторы завода № 183 посчитали, что этого будет достаточно для обеспечения надежной ее работы совместно с двигателем М-17. Однако двигатель М-17 имел крутящий момент на 63% больше, чем М-5, что не было своевременно учтено при расчете опор валов КП и приводило к разрушению картера КП во время эксплуатации танка БТ-7 в войсках. Этот дефект не был своевременно обнаружен, так как во время заводских испытаний опытный БТ-7 прошел свыше 2300 км без замечаний в работе КП. Но одно дело, когда за приводами управления опытного танка находился профессиональный водитель-испытатель, и совсем другое — когда боевую машину в войсках стали осваивать молодые механики-водители.

К июню 1936 г., когда заводом № 183 в войска уже было поставлено 687 танков БТ-7, в РККА создалось катастрофическое положение с их боеготовностью. Во время эксплуатации этих танков выяснилось, что из-за деформации стенок картера коробки передач и разрушения шарикоподшипников промежуточного вала безаварийная работа машины составляла лишь 500 км. Представители военной приемки (ВП) завода № 183 даже были вынуждены прекратить прием готовых машин. Срочным порядком на заводе было произведено усиление КПП и осуществлена их замена в войсках на всех ранее выпущенных танках БТ-7.

В 1937 - 1938 гг. за оснащение РККА ненадежной боевой машиной целая группа "вредителей" завода и ряд работников из состава военной приемки АБТУ РККА на заводе № 183 были арестованы (большинство из них впоследствии было реабилитировано).

Репрессии и связанные с этим новые назначения не могли не сказаться на общей обстановке на заводе и уж тем более на темпах работ по созданию новых опытных машин. Пытаясь выправить создавшееся неблагоприятное положение с оснащением РККА современными образцами бронетанкового вооружения, командование АБТУ в августе 1937 г. вынесло на рассмотрение Комитета обороны (КО) при СНК вопрос "О типах танков для вооружения танковых войск РККА...". 15 августа 1937 г. в КО состоялось его обсуждение и было принято постановление № 94, в котором в частности, указывалось, что "для вооружения мехсоединений и мехполков конницы необходимо иметь танк БТ (Кристи) весом 13—14 т. Танк должен иметь дизельный двигатель ХПЗ мощностью 400 л.с. Лобовая броня корпуса толщиной 25 мм, коническая башня - 20 мм. Вооружение: одна пушка 45-мм - стабилизированная или одна пушка 76-мм, два пулемета ДТ.

Экипаж - 3 человека. Запас хода на гусеницах -300 км.

В перспективе предусмотреть переход на БТ с 6ю ведущими колесами (1939 г.)...".

Этим же постановлением заводу № 183 предписывалось изготовить в 1938 г. опытные образцы БТ-ИС с шестью ведущими колесами, дизелем, конической башней с 45-мм или 76-мм пушкой, с наклонными листами подбашенной коробки с переходом к их производству в 1939 г.

Хорошо зная состояние дел на заводе и прекрасно осознавая всю важность правительственного задания, начальник 8-го Главного управления Наркомата оборонной промышленности Фарманянц 28 сентября 1937 г. отдал следующее распоряжение директору завода № 183 И.П. Бондаренко:

"Решением Правительства №94 от 15.У111-1937 г. 8-му Главному Управлению предложено спроектировать и изготовить опытные образцы и подготовить к 1939 г. производство для серийного выпуска быстроходных колесно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Ввиду чрезвычайной серьезности данной работы и крайне сжатых сроков, заданных Правительством, 8-е Главное управление считает необходимым провести следующие мероприятия:

1) Создать на заводе № 183 ОКБ, подчиненное Главному инженеру завода.

2) По договоренности с ВАММ и АБТУ назначить начальником этого бюро адъюнкта академии военного инженера 3-го ранга т.Дик Адольфа Яковлевича и выделить для работы в бюро с 5 октября 30 человек дипломников ВАММ и с 1.12. дополнительно 20 человек.

3) По договоренности с АБТУ РККА назначить главным консультантом по машине капитана Кульчицкого Евгения Анатольевича.

4) До 30 сентября выделить в ОКБ 8 лучших кон-структоров-танкистов завода. Утвердить штат в количестве 50 человек (считая академиков), а для работы над чертежами — до 100 человек.

5) Создать при ОКБ макетно-модельную мастерскую и обеспечить внеочередное выполнение ра бот, связанных с новым проектированием во всех цехах завода.

6) Считать необходимым спроектировать три варианта ходовой части на стадии технического проектирования и изготовить два варианта опытных образцов.

 7) Технический проект и макет представить к 1.02.38 г. (3 варианта привода к колесам).

8) Рабочий проект машины по 2-м утвержденным вариантам представить к 1.05.38 г.

9) Изготовить опытные образцы по двум вариантам к 1.09.1938 г.

10) Испытать опытные образцы к 1.12.1938 г.

11) Подготовить серийные чертежи и подготовить производство к выпуску утвержденного образца к 1.05.1939 г. с задачей с 1.05.1939 г. начать выпуск серийных машин".

В это особое конструкторское бюро (ОКБ) от отдела "190" вошли конструкторы: Л.Л.Морозов, Н.С.Коротченко, Шур, А.А.Молоштанов, М.М.Лурье, Борковский, Дикань, Горюн, М.И.Таршинов, Бондаренко, Я.И.Баран, Курасов, Дорошенко, Горбенко, П.С.Сентюрин, Долгополова, Помочайбенко, В.С.Календин, Валовой; от отдела "290" Ефимов и Ефременко; от отдела "500" Радойчин. От АБТУ и вАМм РККА в Харьков срочным порядком были направлены капитан Е.А.Кульчицкий, военинженер 3-го ранга А.Я.Дик, инженеры: П.П.Васильев, В.Г.Матюхин, Водопьянов и 41 слушатель-дипломник. Начальником ОКБ был назначен А.Я.Дик, главным консультантом — Е.А.Кульчицкий. Начальниками секций были назначены: Дорошенко — весовая, стандартизация, расчетная; Таршинов — вооружение, башня, корпус, уплотнение носовой части; Горбенко — охлаждение, системы питания и пуска; Морозов — коробки передач типа "Кристи" или автомобильного типа, бортовые фрикционы и бортовые редукторы; Васильев — привод колесного хода, подвеска, гусеницы и укладка; Курасов — электрооборудование.

В середине октября 1937 г. заводом № 183 были получены ТТТ на разработку колесно-гусеничного быстроходного танка, получившего обозначение БТ-20. Эти требования были разработаны в первой декаде октября 1937 г. начальником 2-го отдела АБТУ Сквирским.

 Танк БТ-СВ во время  			испытанийТанк БТ-СВ во время испытаний
 Танк БТ-СВ-2 во время  			испытаний. BT-SV2 tank during testingТанк БТ-СВ-2 во время испытаний. BT-SV2 tank during testing
Танк БТ-СВ во время испытаний. На переднем плане - воентехник 2-го ранга Н.Ф.Цыганов. BT-SV tank during testing, in the foreground is Military Technician 2nd Rank N. F. Tsyganov. Танк БТ-СВ-2 во время испытаний. BT-SV-2

Колесно-гусеничный быстроходный танк БТ-20 должен был поступать на вооружение механизированных соединений и механизированных полков конницы. Он отличался от своих предшественников установкой дизеля БД-2 мощностью 400 л.с. (294 кВт) (в перспективе 600 л.с) и трансмиссией по типу танка БТ-5-ИС с отбором мощности для колесного хода после бортовых фрикционов. В ходовой части предпочтение было отдано индивидуальной торсионной подвеске с установкой амортизаторов. Максимальная толщина броневых листов корпуса и башни должна была достигать 20 — 25 мм при угле наклона не менее 18°.

Установка основного оружия задавалась в двух вариантах: 45-мм танковая пушка со стабилизатором или 76,2-мм пушка. Вспомогательное оружие в обоих вариантах состояло из трех пулеметов ДТ, а дополнительное — из огнемета. На каждой пятой машине должен был устанавливаться 7,62-мм зенитный пулемет. Посадка экипажа, состоявшего из трех человек, должна была осуществляться через бортовой люк.

В предъявляемых требованиях особо подчеркивалась необходимость обеспечения герметичности машины для защиты экипажа от отравляющих веществ, а также оснащения танка оборудованием для подводного вождения.

Несмотря на все старания, представительному ОКБ так и не удалось справиться с заданием правительства к указанному сроку. Технический проект был готов лишь к середине марта 1938 г., то есть с опозданием на полтора месяца. Эскизный проект танка БТ-20 был утвержден АБТУ РККА только 25 марта 1938 г.

Неблагоприятное положение дел с созданием нового колесно-гусеничного танка в очередной раз обеспокоило высшее военное руководство РККА. Так, 27 марта 1938 г., всего лишь через два дня после рассмотрения в АБТУ эскизного проекта БТ-20, и.о. главного инженера КО при СНК Соколов направил председателю Комитета обороны СССР Молотову докладную записку, в которой, в частности, отметил: "Постановление правительства, обязывающее завод № 183 создать в 1938г. новые типы танков БТиТ-35, обеспечить их переход на производство с 1-го января 1939 г., заводом сорвано.

Составленный к настоящему времени эскизный проект БТ расходится с данными правительства. Вес вместо 13-14 т спроектирован 16 т, толщина лобовой брони вместо 25 мм — 16-20 мм. Вооружение — вместо 2 [пулеметов] ДТ — 3 ДТ, установка огнемета — не предусмотрена... (Работает над проектом 18 человек)". [ф.4. оп.14. д.1921. л.121].

В очередной раз на заводе № 183 начались поиски "виновных" в попытке срыва правительственного задания, Особое конструкторское бюро было расформировано, а в дальнейшем разработка проекта танка БТ-20 проходила под руководством М.И.Кошкина, который сыграл большую роль в предотвращении обвинений и арестов сотрудников ОКБ. На начальном этапе работ в специальное КБ кроме М.И.Кошкина вошли бывшие сотрудники ОКБ: A.А.Морозов, И.С.Коротченко, А.А.Молоштанов, М.М.Лурье, М.И.Таршипов, Я.И.Баран, П.С.Сентюрин, B.С.Календин, П.П.Васильев и В.Г.Матюхин. Затем по ходу работ численность специального конструкторского бюро была увеличена до 24 человек, а само КБ получило условное обозначение КБ-24.

Конструкторов в КБ-24 М.И.Кошкин подбирал лично, на добровольных началах из числа работников конструкторских бюро "190" и "35" (КБ "35" — конструкторское бюро, занимавшееся обслуживанием серийного производства и совершенствовании тяжелого танка Т-35, производство которого в небольшом количестве осуществлялось на заводе № 183 параллельно с производством танков БТ). Конструкторское бюро "190" после ухода М.И.Кошкина возглавил Н.А.Ку-черенко. Под его непосредственным руководством были продолжены работы по дальнейшей модернизации танка БТ-7 и доработке конструкторской документации танков БТ-7М и БТ-7А.

Проектирование танка БТ-20 в КБ-24 шло в тот период, когда в Наркомате обороны на всех уровнях обсуждался вопрос о перспективах развития отечественных танков. Опыт боевого применения советских танков Т-26 и БТ-5 во время гражданской войны в Испании (1936 — 1939 гг.) вызвал ряд дискуссий о создании танков с противоснарядным бронированием и совершенствовании их ходовой части. И если необходимость создания танка, способного противостоять снарядам 37-мм и 47-мм пушек, практически ни у кого не вызывало сомнения, то в отношении типа движителя мнения разошлись. Одна часть специалистов отстаивала идею создания чисто гусеничного движителя, а другая — комбинированного колесно-гусеничного. Причем каждая из сторон приводила в качестве доказательства своей правоты весьма веские аргументы. 

наверх


загрузка...
  Голосов:  6  

Комментирование временно отключено. Нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter.