Военнослужащий РФ: «Без российской армии эти ополченцы не протянули бы и месяца»

Источник и вдохновитель: kashin.guru/2015/10/20/soldat/  |  Пока нет комментариев
Автор: sharkoster | 29-10-2015 | Армии мира, Документальный архив
 | 1523 просмотра
Цитата: Администрация Милитари Ревю
В оригинале были использованы фотографии русских солдат з мамазанными лицами. Эти же фото без всякой замазки опубликованы на Informnapalm.org. Материалы «Инфорнапалма» очень интересны, поэтому буду также очень итенсивно ссылаться на них.
Разведрота, Винторез, украинская часть границы, 3 мая 2014 года.
Разведрота, Винторез, украинская часть границы, 3 мая 2014 года. informnapalm

Корреспондент «Кашина» Алексей Малаховский встретился с сержантом-артиллеристом (заместителем командира взвода) и поговорил с ним о состоянии нынешней российской армии, ее проблемах и о том, как российские военнослужащие с учений в Ростовской области попадали в Донецк и Луганск. Фотографии предоставлены и обработаны (замазаны лица и номера машин) героем интервью; апдейт — фотографии взяты непонятно откуда и к тексту не относятся, редакция приносит извинения.

От автора:

Месяц назад знакомые рассказали мне историю о парне, который принял участие в военном конфликте в Донбассе и готов поведать о своих похождениях. Проблема была в том, что журналистам он особо не доверял, но, ознакомившись с некоторыми предыдущими моими материалами, молодой человек все же дал согласие дать мне интервью, попросив не называть его фамилию и номер части. Я до последнего момента боялся, что он откажется, но вот мы идем с ним по грязному тротуару маленького российского городка и ведем неспешную беседу…

Фото из палаточного городка на территории войсковой части на окраине Белгорода. 22 февраля 2015
Фото из палаточного городка на территории войсковой части на окраине Белгорода. 22 февраля 2015. informnapalm

— Ты согласился побеседовать со мной только лишь анонимно, тем не менее, мог бы ты рассказать немного о себе?

— О себе я лучше не буду рассказывать, пойми меня правильно. А вот об Украине могу кое-что рассказать.

— Когда ты был призван на военную службу в Вооруженные Силы РФ?

— В июне 2013 года.

— В армию стремился попасть или пошел туда без особого желания?

— Это было мое собственное желание. Хотел посмотреть, что это такое, прочувствовать на себе. Честно сказать, ничего там интересного я не увидел.

— А вообще, какое впечатление оставила у тебя служба в сегодняшней российской армии?

— Если брать мою срочную службу, то мы там были просто рабсилой, грубо говоря.

— Насколько мне известно, ты служил в артиллерии – не самый последний вид войск, мягко говоря, почему тогда такое отношение к вам было? 

— Да, верно говоришь. Потому что они не считают нужным обучать по полной программе «срочников», которые уже через год уйдут домой. Бессмысленно давать знания парням, вкладывать в них силы, поэтому у офицеров и было такое отношение к «срочникам». Все занятия они нам для галочки в основном преподавали.

Фото- и видеоматериалы о подобных кочующих рейдах реактивного подразделения из состава батальонно-тактической группы от 200-й отдельной мотострелковой бригады особого назначения Северного флота ВМФ РФ. Июль 2014
Фото- и видеоматериалы о подобных кочующих рейдах реактивного подразделения из состава батальонно-тактической группы от 200-й отдельной мотострелковой бригады особого назначения Северного флота ВМФ РФ.  Июль 2014 informnapalm

— А факты дедовщины, внеуставных отношений были? 

— Как тебе сказать, в какой-то мере она все равно была. Сильный побеждает слабого – это закон жизни. Лидер навязывает свои правила. Морально давили, было. А физически никого трогать нельзя, иначе, можно уехать в места не столь отдаленные…

— Встречались подобные случаи?

— Ой, у нас много каких случаев было. Люди с собой кончали.

— По каким причинам? 

— Из-за девушек в основном. Любовь там, вся фигня. Меня тоже, на самом деле, девушка бросила, еще когда я 6 месяцев отслужил, но мне было все равно. Честно тебе говорю, никаких мыслей о самоубийстве у меня не было (смеется).

А кому-то не все равно было? (улыбаюсь)

— Да, был у нас сержант, ему оставалось три месяца до дома. Ему девушка написала, что бросает его, он пошел и повесился в тот же день.

— Ого, если все так серьезно было, уж дезертировал бы… (с улыбкой). 

— Вот, да, мог бы поехать и разобраться с этой девушкой (смеется). Три месяцу ему до дома ведь оставалось, никто его не гнобил, нормальный парень был вроде, а вышло так глупо все… Хотя, таких случаев реально немало в армии сейчас.

Военнослужащий и тягач из состава 34-й отдельной мотострелковой бригады (горной) 49-й общевойсковой армии Южного военного округа – в/ч 01485. 1 января 2015
Военнослужащий и тягач из состава 34-й отдельной мотострелковой бригады (горной) 49-й общевойсковой армии Южного военного округа – в/ч 01485. 1 января 2015 informnapalm

— Ты можешь как-то подробнее объяснить эту ситуацию, может атмосфера настолько гнетущая, что доводит человека морально до такого состояния, когда он так резко идет на суицид? Или эти люди изначально психически неустойчивые, и попали в армию из-за ошибок врачебной призывной комиссии? 

— Мне кажется, это недочет комиссии. Вообще, нужно усовершенствовать все эти психологические тесты, которые мы проходили перед службой. У этого парня явно были проблемы с головой, а врачи вовремя не смогли это выявить.

Возвращаясь к теме дезертирства, хочу сказать, что и оно было. Одного парня гнобили, и он решил сбежать на 30 суток из части. Он прятался, в подвале где-то жил. Потом нашли его, вернули и посадили на 4 месяца в дисбат.

Все это еще в учебке было, где за нами следили, водили к психологу, а вот дальше – на Кавказе жестче было, там уже и вены резали…  Потому что там тебе уже никто не поможет, кроме себя самого.

Танкист из состава 17-й отдельной мотострелковой бригады (ОМСБр) в/ч 23132 Южного военного округа. 1 сентября 2014
Танкист из состава 17-й отдельной мотострелковой бригады (ОМСБр) в/ч 23132 Южного военного округа. 1 сентября 2014, informnapalm

— И после всего этого ты все же решил продолжить службу на контрактной основе — почему?

— Наверное, мне интересно было, в чем же отличие контрактной службы на практике. Ну, и заработать какую-то сумму денег. Потому что и зарплата была неплохая, и премии приличные.

— Если не секрет, сколько в месяц?

— В месяц 40 тысяч рублей примерно. Новогодняя премия – 160 тысяч. И первую зарплату я получил тоже такую же – 160 тысяч рублей.

— С контрактом, значит, все было добровольно? Не принуждали к заключению контракта?

— У меня все было добровольно. Но, если не лукавить, то были при мне случаи, когда кому-то навязывали заключать соглашение. Из-за долгов, например.

— Из-за долгов?

— Как тебе объяснить-то, кое-кто из офицеров ведется на чужие деньги… Собрать денежку от солдат себе домой некоторым офицерам очень хочется. Я даже не очень правильно выразился. Это не долги. Есть такие люди, которых на контракт подписывают, чтобы с них брать деньги.

— То есть парня заставляют подписать контракт, чтобы он потом офицеру отдавал определенную сумму от этих денег?

— Именно так.

— И ты лично видел такие случаи?

— Да (с улыбкой). И этот солдат чувствует себя комфортно. Слабохарактерные люди, я не понимаю их. Хотя, я пытался с ними разговаривать на эту тему, но бесполезно.

Танкист Антон Дмитриев из города Курск.  в/ч 30616-8 (бывшая в/ч 07008), входит в состав 467-го гвардейского окружного учебного Московско-Тартускго Краснознаменного центра подготовки младших специалистов (467 ОУЦ, г. Ковров).  фотографируется с товарищем на фоне покошенной вывески на вьезд в украинское село Червоносельское (укр. Червоносільське) в Амвросиевском районе Донецкой области Украины, которое лежит между Кутейниково и Иловайском. 3 сентября 2014
Танкист Антон Дмитриев из города Курск. в/ч 30616-8 (бывшая в/ч 07008), входит в состав 467-го гвардейского окружного учебного Московско-Тартускго Краснознаменного центра подготовки младших специалистов (467 ОУЦ, г. Ковров). фотографируется с товарищем на фоне покошенной вывески на вьезд в украинское село Червоносельское (укр. Червоносільське) в Амвросиевском районе Донецкой области Украины, которое лежит между Кутейниково и Иловайском. 3 сентября 2014. informnapalm фейсбук Антон Павлушко

— Теперь давай уже про войну. Что думали о конфликте в Украине твои сослуживцы, что обсуждали в разговорах между собой?

— Само собой, мы смотрели новости по телевизору. Хотя, лично я старался новости не слушать. Много врут твои коллеги, часто врут (улыбается). Мнение у ребят про конфликт было такое – решить его можно очень быстро силами нашей армии. Под Ростовом – на границе нас стояла целая бригада – 1 тысяча человек-контрактников. Одной этой бригадой можно было там хорошо «пошуметь». Но отмечу, что украинские силовики за эту кампанию набрались хорошего опыта и сейчас уже подготовлены отлично.

А вообще, Леш, разговоры разные у нас велись…

Сгоревшая в результате ЧП палатка ростовской группировки Сил вторжения. 4 апреля 2015
Сгоревшая в результате ЧП палатка ростовской группировки Сил вторжения. 4 апреля 2015. informnapalm

— А у тебя самого какое мнение было на этот счет?

— Я, честно говоря, не хотел ехать туда. У меня был такой настрой – если уж скажут, то поеду, не буду бояться – это работа моя. Можно же было от всего отказаться, официального приказа не было. Все было завуалировано под учения. Но если бы я не поехал, то потом чувствовал бы себя не очень комфортно.

— Не очень комфортно из-за чего? Что бросил сослуживцев в такой ситуации?

— Да-да, именно из-за этого. Не потому что я там перед своей Родиной (в этот момент мой собеседник первый и единственный раз за весь наш долгий разговор выразился нецензурно) как-то себя не так повел, а потому что я сослуживцев своих мог бросить.

Каждый потенциальный оккупант должен сфотографироваться на память на фоне чего-то «трофейного» и украинского, в данном случае это предупредительная пограничная табличка на государственной границе Украины. 4 апреля 2015
Каждый потенциальный оккупант должен сфотографироваться на память на фоне чего-то «трофейного» и украинского, в данном случае это предупредительная пограничная табличка на государственной границе Украины. 4 апреля 2015, informnapalm

— Про тебя я понял, но среди вас встречались ведь и исключительно патриотично настроенные товарищей?

— Нет.

— Совсем никого?! Не может быть!

— Честно тебе говорю, не встретил таких.

— Серьезно?! Тяжело мне сейчас в это поверить. 

— Я тебе правду говорю. Сам пытался найти тех, кто будет говорить: «Я за свою страну порву», но мои поиски так и не увенчались успехом.

— Да уж, весьма странно. Тут ты меня удивил. 

— В моем подразделении таких не было – абсолютно точно, еще раз повторюсь.

— В какой форме вам было сообщено об отправке вас в Украину?

— Изначально нас отправили на учения в Ростовскую область на границу с Украиной осенью 2014 года. И, начиная, с ноября 2014 года мы жили, по сути, в поле под Новочеркасском. А объявлено нам все это было на вечернем построении в самом начале февраля уже. К нам подошел командир батареи и сказал: «Уходим», без объяснений. Мы ушли, он построил нас около палатки и сказал: «Рано утром – в 4 часа вы выезжаете в Донецк».

— Прямо так и сказал: «Утром вы выезжаете в Донецк»?

— Да, потом он добавил: «Кто не согласен – выйти из строя. Никого заставлять мы не будем».

— Командир батареи в каком звании?

— Капитан.

— Получается, это был просто разговор, никакого официального приказа не было? 

— Нет-нет. Кто хочет – тот едет.

— Сколько вас человек было – тех, кого он построил?

— Так, три машины – по два человека в экипаже, плюс еще офицер с механиком-водителем. Получается, 10 человек нас было с командиром батареи.

— А с остальными он не вел таких разговоров?

— Нет, он всех построил, просто сказал, кто поедет именно в тот день. Выбрал самые подготовленные экипажи. Если бы мы не согласились, он уже готов был заменить нас другими. Вообще, не мы одни же мы в Донецк, Луганск ездили в «командировки».

— Много было тех, кто отказался?

— Среди нас таких не было, все согласились.

— Вам обещали по итогам этой командировки какое-то повышенное награждение от государства – РФ?

— Медаль «За отвагу» (смеется). Кстати, не дали, обещали, но не дали.

За ведение необъявленной войны против Украины был награжден артиллерист из Владикавказа Виталий Павлов, командиром самоходной артустановки МСТА-С 2А19, артиллерийского дивизиона 19-й отдельной мотострелковой бригады, в/ч 20634. 11 мая 2015
За ведение необъявленной войны против Украины был награжден артиллерист из Владикавказа Виталий Павлов, командиром самоходной артустановки МСТА-С 2А19, артиллерийского дивизиона 19-й отдельной мотострелковой бригады, в/ч 20634. 11 мая 2015, podrobnosti.ua

— Кому-то дали, насколько я знаю.

— Да, я сам лично видел, что моя фамилия уже в приказе была, этот приказ в Генштаб уходил, но так ничего и не получил я.

— В приказе-то было подробно рассказано, за что медаль ты должен получить?

— Кстати, я не помню, что именно там было написано. По-моему, там кратко перечислялись мои успехи в службе и все, про эту «командировку» ничего сказано не было – про боевые задачи, тем более. Кто будет такое писать? Еще же, кстати, обещали повышенное вознаграждение – «суточные», но ничего так и не пришло. Мы не хотели денег каких-то заработать, нам всем было просто интересно – что это будет за поездка.

— Вы воспринимали все это как такое необычное приключение? 

— Да, грубо говоря, так и было.

— Как вы добирались до указанного места?

Переброску российских «Буков», для террористов ДНР, осуществляло автомобильное подразделение 147-й АБМО (автомобильный батальон материального обеспечения) Генерального штаба Вооруженных сил РФ – в/ч 83466. 10 июля 2014
Переброску российских «Буков», для террористов ДНР, осуществляло автомобильное подразделение 147-й АБМО (автомобильный батальон материального обеспечения) Генерального штаба Вооруженных сил РФ – в/ч 83466. 10 июля 2014. informnapalm

— Знаешь что такое тралы?

— Представляю.

— Вот, были тралы от Волгоградской какой-то военной части, мы заезжали на эти тралы на Маталыгах (МТ-ЛБ). Дальше – ехали колонной на тралах до границы. А от границы уже своим ходом – на технике. От границы и до Донецка мы долго ехали, там километров 200 было точно.

— Сколько человек и единиц техники было в вашей колонне?

— Пять единиц техники – КАМАЗ и четыре боевых машины, 11 человек. Кроме этого, еще боеприпасы, сухпаек.

— Что из себя представляла российско-украинская граница на момент вашего прибытия туда?

— Там хохлов не было, чисто наша граница, спецназовцы наши стояли там. Они посмотрели на нас и сказали: «Давайте, проезжайте». В итоге мы через лес даже частично объехали границу.

Подразделение 67-й зенитно-ракетной бригады российской группировки сил вторжения. 19 октября 2014
Подразделение 67-й зенитно-ракетной бригады российской группировки сил вторжения. 19 октября 2014, informnapalm

Вообще, уже на начальном этапе все было не очень благополучно у нас. Когда мы только с тралов начали свою технику спускать. Механик-водитель наш сел за рычаги в Маталыге и забыл, что машина у него стоит на передаче. А он как обычно в не самом трезвом состоянии была. Я этим процессом руководил. Так вот, водитель поехал не назад, а вперед – на кабину. В итоге, он медленно свалился прямо с трала вместе с техникой. Прикинь, десять тонн с высоты в четыре метра падают перед тобой. Мы уж думали, что все – конец, погиб человек, без механика-водителя остались, а тут он из кабины выглядывает и говорит нам: «Возьмите вот чайник мой, чуть не сломал я его». Ситуация вообще не из приятных – стоим на границе, с перевернутой техникой, масло и соляра вытекают. Это ведь еще самая нормальная наша машина была. Потом нам пришлось на соседний полигон «Русское» отъехать, подлатали там технику за несколько дней, и потом уже дальше двинулись. На полигоне нам пришлось постоять не один день, потому что не было тралов, все шло к перемирию, и почти все машины были задействованы в переброске российской техники обратно домой – в наши военные части.

— Руководители и представители власти РФ на различных уровнях не раз заявляли и продолжают настаивать на том, что российской армии на территории Донбасса не было. Что скажешь на это? 

— По-моему, только самый глупый человек может в это верить. Все знают, что есть она там. Без российской армии эти ополченцы не протянули бы и месяца. Поэтому наша армия постоянно им помогала.

Процесс переброски российской военной техники из различных уголков РФ в Ростовскую область и далее на украинский Донбасс. 21 октября 2014
Процесс переброски российской военной техники из различных уголков РФ в Ростовскую область и далее на украинский Донбасс. 21 октября 2014, informnapalm

— В каком статусе вы находились на территории Украины?

— «Командировка» у нас такая была. Как бы, под Ростовом мы находились по официальной версии.

— Кто отдавал вам конкретные указания уже на месте? Кому вы подчинялись?

— Там мы уже подчинялись местному командиру какой-то их местной группировки. Нас недалеко от границы встретили какие-то «спецы» из ДНР, а дальше мы за ними последовали в Донецк. Командующим на месте у нас там был местный житель в звании полковника. Серьезный такой дядька. Его все по прозвищу звали — «Иваныч». Видно, что мужик с военным прошлым, но долгое время жил на «гражданке».

— Вам в России выдавали какие-то бумаги с местом вашей дислокации на территории Донецка?

— Нет, ничего не давали, около границы уже нас встретили какие-то «спецы» из ДНР, довезли до места назначения – в Донецке, а там уже все нам говорил сам этот «Иваныч».

Снежное. Фотографии отсняты в районе промышленного предприятия — завода «Химмаш», где ведутся работы по ремонту и «модернизации» бронетехники и вооружения «ДНР/ЛНР». 13 октября 2014
Снежное. Фотографии отсняты в районе промышленного предприятия — завода «Химмаш», где ведутся работы по ремонту и «модернизации» бронетехники и вооружения «ДНР/ЛНР». 13 октября 2014, informnapalm

— А где конкретно вы размещались в Донецке?

— Место у нас козырное было – база в самом центре Донецка. Заброшенный мебельный склад. Там еще осталась дорогая мебель – из Италии, Франции. Хозяин склада знал, что там находится, но боялся что-либо сделать.

— И как вас встретили там? 

— Они нам так рады были, типа, наконец-то, российская армия приехала. У них, кстати, там все строго – как в армии. Обязательный караул, наряды, наказание за пьянство. Я даже не ожидал такого высокого уровня дисциплины у них.

— Участвуя во всех этих событиях, ты являлся действующим военнослужащим РФ, я правильно понимаю? 

— Да, в звании сержанта. Но при въезде в Донецк нам строго запретили говорить кому-то откуда мы.

Солдат Валерий Жуков 15-й Отдельной Мотострелковой Бригаде Миротворческих Сил в/ч 90600 (пгт. Рощинский, Самара, Россия) получил гривны. 4 сентября 2014
Солдат Валерий Жуков 15-й Отдельной Мотострелковой Бригаде Миротворческих Сил в/ч 90600 (пгт. Рощинский, Самара, Россия) получил гривны. 4 сентября 2014, informnapalm

— Может вам выдали какие-нибудь местные документы – сотрудников милиции ДНР или нечто подобное?

— Я про такое слышал, но нам никто ничего не выдавал. Единственное – мы перед выездом переодевались в старую «флоровскую» форму, у меня – «горка» была.

— Военная техника, на которой вы выполняли боевые задачи, кому она принадлежала?

— Наша техника, мы только номера на машинах и знак бригады закрасили, написали на технике – «За ДНР», в таком стиле, чтобы не спалили нас. Потом, когда в часть вернулись, пришлось самим же все это и отмывать.

— На линию фронта-то удалось выехать, позиции занять?

— Один раз за все две недели мы туда выехали, это под Горловкой было в Донецкой области. Там уже страшновато было. Ополченцы своих противников «укропами» называют, так вот «укропы» почти рядом с нами были. В любой момент мы там и на засаду могли нарваться. На месте выбрали позиции, машины начали маскировать, а боя так и не состоялось. Вообще, вышло, что мы две недели просидели в ожидании в Донецке на базе – просто так, а потом уже и перемирие объявили. За два часа до перемирия там такие жесткие бои шли – долбили так, что окна трещали. Мы же – артиллеристы, противотанковый взвод, но, как раз, когда мы приехали – перестали нападать украинские танки. Мы все ждали, нам говорили: «Вот, завтра бой, готовимся, парни», но так ничего и не состоялось, кроме одной вылазки на линию фронта.

Подразделение из состава 20-й отдельной мотострелковой бригады Южного военного округа, в/ч 22220, 10 декабря 2014
Подразделение из состава 20-й отдельной мотострелковой бригады Южного военного округа, в/ч 22220. 10 декабря 2014, informnapalm

— А ты общался с ребятами в донецком вооруженном формировании, к которому вас прикрепили? Что за люди там были?   

— Обычные ребята, все местные в основном, может несколько человек – добровольцы из России. И самого разного возраста – от 18 и до 70 лет. Старики там, в основном, роли старшин исполняют.

— За этим военным конфликтом я старался внимательно следить с самого начала. В течение этого времени, накопилось множество чудовищных фактов. Я говорю не только о широкоизвестных – сбитый Боинг, но и о том, что на слуху в более узких кругах – пытки солдат, например. Был ли ты свидетелем чего-либо подобного? А может знаком с теми, кто к этому причастен?

— Нет, на самом деле. Слышал какие-то рассказы от ополченцев, но все это было из разряда: «Попали в засаду, кого-то убили, кого-то ранили». Про пытки ничего не слышал, про Боинг тоже. Про битву за донецкий аэропорт рассказывали, но я особо не вникал.

Если они ловили кого-то из «укропов», то били его слегка и все. Мне ополченцы говорили, что «укропы» такими вещами занимаются, но это все тоже из разряда слухов было.

— Думаю, для тебя не будет секретом, как активно российские федеральные каналы рассказывали телезрителям о кровавой киевской хунте, бандеровцах и распятых ими детях. Некоторые украинские издания тоже публиковали не самую достоверную информацию, порождающую ненависть к одной из сторон.

Какую роль сыграли СМИ в этом военном конфликте, на твой взгляд?

— Очень жесткую… По сути журналисты поссорили два братских народа, не просто поссорили даже, а натравили друг на друга. И украинские журналисты, и российские. Мы же в Донецке по «телеку» смотрели новости из двух стран, по сути. Те много врут про ополченцев, наши врут, рассказывая о том, что российской армии нет на Донбассе. «Москали – говно» с одной стороны, с другой – «Хохлы – говно». Глупость такая. Разделили Украину на две части. Жители-то местные вообще ни в чем не виноваты, я считаю. Там же обстрелы шли прямо по домам, пока я находился в Донецке – видел это своими глазами. Вот, расскажу про то же, «Дебальцевское кольцо», ополченцы пытались вывести по максимуму людей из домов и только потом начинали обстрелы. Не могли долго сжать это кольцо, потому что не получалось всех людей эвакуировать, а украинцы людей не отпускали, чтобы по ним обстрелов не было.

Техника 200-й ОМСБР особого назначения Северного флота ВМФ РФ. Ростовская область и Украина. 26 сентабря 2014
ехника 200-й ОМСБР особого назначения Северного флота ВМФ РФ. Ростовская область и Украина. 26 сентабря 2014, informnapalm

— Какое отношение у тебя было к украинскому народу до участия в этих событиях? Изменилось ли оно после?

— Вообще не изменилось. Было хорошее, такое и осталось. Единственное – те, кто сейчас у власти в Украине – это жесть, по-моему. Что будет дальше, я даже не представляю.

— Может, сделаешь прогноз какой-нибудь по поводу дальнейшего развития событий? Конфликт-то не исчерпан.

—  Мне кажется, там все это надолго. Ополченцы не хотят заканчивать войну. Украинскую армию тоже вперед ведут. Так все и будет продолжаться. Никто не отступится. А решится все в результате одно серьезного боя, когда одна сторона полностью подавит другую. Но, когда это случится, Бог его знает.

— Из этой «командировки» все живыми вернулись?

— К счастью, да. Хотя, были такие моменты, когда мне очень страшно было. Осколки над головой пролетали. В душ как-то шел вечером, он метров за 500 от базы находился, а я в тапочках – и обстрел пошел, осколки полетели, они еще так свистят смешно…

Я тебе так скажу – у нас один лейтенант погиб, из моего дивизиона. В Луганске подорвался на снаряде. Из артиллерийской разведки. Похоронили дома на Урале. Своих не бросают. Вообще, всех солдат, кто там погиб, на Родине хоронили, насколько я слышал. И география там приличная – от Хабаровска до Петербурга, наверное. Летом 2014 года там были мощные бои с участием российской армии, а сейчас там позиционные сражения – артиллерия и пехота.

Места скопления тяжелой техники российской гибридной армии на окраине города Макеевка. 8 апреля 2014
Места скопления тяжелой техники российской гибридной армии на окраине города Макеевка. 8 апреля 2014, informnapalm

— Обратно стали возвращаться, потому что приказ пришел?

— Нет, никаких приказов толком не было, все на словах. Перемирие объявили – все начали по возможности возвращаться. Мы сами там всего две недели пробыли, повторюсь. Как только Минские соглашения вступили в силу, мы наутро сразу и двинулись обратно в Россию. Боялись еще, может, какие снайперы на крышах в Донецке будут сидеть, но ничего такого, благополучно доехали обратно.

— Ты, может быть, видел видео бесед с пленными российскими военнослужащими? Они говорили украинским военным, что их насильно завозили на территорию Украины обманным путем, а потом ставили перед фактом и отправляли в бой, думаешь, правду говорят?

— Врали они, я уверен. Никто их не заставлял, насколько я знаю.

— А историю с попавшимися в плен ГРУшниками слышал, от которых Министерство обороны РФ открестилось, заявив, что они были уволены? Какое мнение у тебя по поводу этой ситуации?

— Во-первых, я думаю, что нормальные спецназовцы ГРУ не попались бы в плен, а бились до победного конца. Были они действующими военнослужащими, наши от них решили откреститься – предсказуемо.

— Вас как-то предупреждали по поводу подобных ситуаций? Может инструктаж специальный проводили с вами?

— От нас бы тоже открестились. Если бы попались, нам нужно было бы говорить, что мы – добровольцы, наемники, сами приехали воевать. Войск российских на Донбассе нет. Ничего не знаем, ничего не слышали.

Вообще, же заместитель командующего Южным военным округом по работе с личным составом приезжал лично к нам и проводил беседу на этот счет. Серьезный дядька такой приехал. В основном, давал нам напутственные слова, обещал, что никого не оставят в беде, если погибнем, не дай Бог, то домой в гробах привезут, все нормально будет. Советовал нам всем в Донецке говорить, что мы – ополченцы, с детства тут живем на улице Ленина или какого другого коммуниста.

Российские солдаты-срочники прибыли в город Белгород из города Самары со своей военной техникой, чтобы потом «на Украину стреляца». 6 февраля 2015
Российские солдаты-срочники прибыли в город Белгород из города Самары со своей военной техникой, чтобы потом «на Украину стреляца». 6 февраля 2015, informnapalm

— Не расскажешь подробнее, как налажено общение между российскими военными и ополченцами из ДНР в более высоких кабинетах, может ты в курсе?

— Командующие из ополчения и командующие нашего военного округа на постоянной связи, как я понимаю. Ополченец говорит, что ему нужно столько-то человек подкрепления из такого-то подразделения. Наш отвечает, что может выделить столько-то человек, договариваются, куда и когда. Командующий южным военным округом отлично знает, сколько человек у него, где находится. А дальше уже идет отправка.

— В Министерстве обороны РФ на самом верху все об этом знают, как я понимаю? 

— Я уверен, что в курсе, потому что без их участия вряд ли бы кто-то что-то делал. Это все приказы и решения с самого-самого верха. Но это все на добровольном уровне, нас заранее обо всем предупредили. Если бы меня обманом завезли в Украину, я бы сказал: «Идите в жопу» и пошел бы на ближайший украинский вокзал покупать билет себе домой.

Российский Т-72Б3 в Украине с надписью «За Сталина» из 200-й отдельной мотострелковой бригады Мурманской области. 27 ноября 2014
Российский Т-72Б3 в Украине с надписью «За Сталина» из 200-й отдельной мотострелковой бригады Мурманской области. 27 ноября 2014, podrobnosti.ua

— Прозвучит немного пафосно, но, представь, если лет через 20 твои дети спросят тебя: «Папа, за что ты воевал тогда?», что ты им ответишь? 

— Ох, сложный вопрос. Скажу: «За Родину, сынок, за Родину» (улыбается).

— А если серьезно?

— Да ничего не скажу, молодой был, глупый, вот и поехал. Вообще, глупым шагом было подписать этот контракт, я только сейчас это понял. Не для меня все это.

Я за Россию буду воевать только в одном случае, если начнется глобальной война, не дай Бог, и зайдут на нашу территорию, тогда я возьму в руки оружие. А на эту непонятную войну едут, по-моему, полностью отбитые люди из России – добровольцы эти, которые просто не могут здесь у себя заработать деньги каким-то более нормальным способом.

По прибытии из Донецка они еще до середины марта жили в поле под Ростовом. Все это продолжалось почти 6 месяцев. Руководство части предупредило, что, возможно, еще предстоят «командировки» на границу. 

Мой собеседник после таких заявлений командования принял для себя решение уволиться из Вооруженных Сил РФ. По его словам, жить в таких условиях – это натуральное издевательство: «Сидишь там под Ростовом и спиваешься, все военные пьют, все матерятся, такая там атмосфера – тупеешь и деградируешь, там никакие книжки не спасут». 

Блокпост российских террористов на въезде в Горловку. 13 декабря 2014.
Блокпост российских террористов на въезде в Горловку. 13 декабря 2014. @shelomovskiy

 Источник: Алексей Малаховский, 20 октября 2015 специально для «Кашина»


загрузка...
  Голосов:  0  

Комментирование временно отключено. Нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter.