Танкист ВСУ о кошмаре войны и людской человечности

Источник и вдохновитель: euroradio.fm www.facebook.com/agrokompani  |  Пока нет комментариев
Автор: sharkoster | 7-07-2016 | Документальный архив
 | 451 просмотр

Обращение к матери российского "добровольца" и всем российским матерям, дети которых приехали на Донбасс "защищать русский язык и русских от бандеровцев", появился в СМИ 26 января. В письме говорится, каким образом украинский танкист получил документы россиянина и номер его матери, а также Алексей Чабан объясняет российским матерям, почему украинцы не фашисты. Корреспондент Еврорадио нашёл этого танкиста.

Танкист ВСУ о кошмаре войны и людской человечности

Справка Еврорадио: Алексей Чабан – танкист, доброволец. До начала конфликта на Донбассе – фермер, имеет в аренде 100 гектаров земли. У Алексея 4 детей. По образованию горный инженер. Армейская специальность – командир взвода средних танков Т-64. В военкомат обратился 30 июля и с 2 сентября, после месяца обучения в Кривом Роге, воюет в зоне АТО. Пруф на видео

Еврорадио: Почти одновременно с вашим приездом в АТО начались "минские переговоры": подписывались меморандумы, объявлялось перемирие – вы это перемирие заметили?

9 январяАлексей Чабан: Нам запретили стрелять. Не то чтобы "не дай Бог кто выстрелит", просто каждый вечер в 17 часов связывались с нами по рации и говорили: "Обратите внимание – сегодня тишина". И так каждый день. И мы не стреляли совсем. Но здесь, где мы стоим, была "казацкая республика", которая считала себя полностью независимой, и эти казаки несколько раз приходили ко мне как старшему на переговоры. Что вам сказать, видно, что контингент без образования, с "отсидками" за плечами. Правда, один раз приехал офицер российской армии – так он сам назвался. Приезжали ночью обычно, клали автоматы на асфальт, но в каждой руке держали по гранате. Говорят: "Мы хотим договориться, чтобы вы не стреляли". – "Так мы ведь и не стреляем". – "Ну, так вы не стреляйте и мы не будем". А когда однажды по нам ударил миномет, то они приехали и извинялись: "Это какие-то "залетные". Мы почти месяц были не как на войне, а как на пикнике. Но потом нас стали обстреливать, и с каждым днем все сильнее, танк мой первый подбили, пока 21 января не началась такая война, что ужас. По моим подсчетам, по нашей позиции за день не меньше вагона боеприпасов выстреливают: "Грады", "савушки"... Тут уже все вокруг побито снарядами...

Еврорадио: До танковых боев доходит, или война "позиционная"?

Алексей Чабан: За последние дни мы были уже в двух таких танковых боях, 22 и 25 января. Утром 22-го нам позвонили местные и предупредили, что в нашу сторону идет 15 танков. Может, их и вышло 15, но сюда пришло машин 8. В тот день был сильный туман, видимость метров на 400, и они так неожиданно из того тумана выскочили и мимо нас проскочили, что мы даже не успели среагировать, чтобы их обстрелять, – они хорошо боком подставлялись. Но разведчики их отследили и вывели нас на них с удобной позиции. Первым выстрелом мы подбили одну их БМП, она просто взорвалась. Вторым очень удачно попали реактивным снарядом в танк. Снаряд полностью броню не протопил, но контузило экипаж хорошо: выстрел с 400 метров для танка – это фактически в упор, мы вчера "Урал" подбили с расстояния в 4 километра! Экипаж из того танка выскочил – видно, что они "пришибленные", механика как-то вытащили, начали в сторону леса отходить, автоматы по снегу тянут. У нас уже осколочный снаряд в стволе, наводчик смотрел-смотрел на них ... Говорю: "Антоха, может, не стреляй…" – "Да я и сам не хочу". Сейчас мне люди пишут: "Надо было в плен брать – обменяли бы на кого-то из наших ". Честно, мы в тот момент даже не думали об этом, да и как брать – танком же в плен не возьмешь. Мы же не военные, нет у нас опыта такого! Короче, ушли, а мы посмотрели, что танк на ходу, и забрали его себе. И одну БМП, с которой экипаж просто убежал. Такой вот удачный день был.

Еврорадио: А бой 25 января?

Алексей Чабан: Бой под Санжаровкой... Мы туда немного опоздали. Это был сплошной ужас... Невозможно передать то, что я там видел, эти разбросанные руки-ноги по всему опорному пункту, задавленные танками люди... Когда мы туда прибыли, в живых остался один боец. Представьте: после 7 часов непрерывного обстрела на их позиции пошли танки и БМП. Наши три вражеских танка практически голыми руками подбили – из автоматов били по прицелам, "слепили" танк, а потом забрасывали гранатами. Подбили два Т-64 и один Т-80. Я сейчас воюю на том захваченном 22 января "сепарском" танке. Думаю, когда этот боец, оставшийся в живых, увидел, что на него опять прет "сепарский" танк, то седых волос у него стало больше. Когда подъехали и сказали, что свои, он просто без сил на землю упал. Мы смотрим на позицию наших – это Т-80 просто "утюжил" наши окопы гусеницами, людей давил. И остановили его в тот момент, как он одного нашего пехотинца придушил насмерть, а второму сломал руку и ноги и прижал к тракту – он жив, а вылезти не может. Мы хотим танк этот оттащить, а никак – обстрел не прекращается. Минут 20 он еще там под гусеницей страдал, пока мы не рискнули и не зацепили этот Т-80 тросом. На метр только отодвинули, но хватило, чтобы парня достать. Кстати, я не знаю, есть ли в Украине эти Т-80, но сам я их у нас не видел ни разу. Парня сразу забросили на БМП и в медпункт, но выживет ли он после такого, не знаю.

Кстати, после боя я нашел одного убитого танкиста, ему снесло челюсть, в шее дыра. Думаю, нужно документы забрать, чтобы знать, кто такой. А у него российский паспорт, страховка, трудовая книжка, телефон, "ДНРовское" свидетельство, что он в каком-то полку "Пречистой Девы Марии", что-то такое. Парень из российского Орска, двое детей. По документам, он приехал в ноябре сюда, и вот такая смерть. Не знаю, что они себе думают.

Еврорадио: Это был очередной российский военный, приехавший в Украину во время отпуска?

Алексей Чабан: Нет, это был гражданский. По военному билету и трудовой книжке видно, что он как отслужил срочную службу, то в армии не был: работал каким-то трактористом, сторожем. Видно, что его как-то сагитировали сюда приехать, так как по нему заметно, что человек... на последние деньги живет, какой-то неухоженный весь... По этому примеру я не могу дать доказательств присутствия здесь регулярных частей РФ. Но в том, что они здесь есть, я не сомневаюсь, уверен на все 100%.

Еврорадио: А где вы подобрали документы и телефон того "добровольца", к матери которого и было ваше обращение?

Алексей Чабан: А это те, что ушли из подбитого нами 22 января танка, которых мы не расстреляли. Его фото я вытащил из найденного в танке телефона и выставил у себя на странице. Там, кстати, и видео есть, ВВС просило меня его прислать, но интернет слабый, и я никак не могу выложить фото на файлообменник – два раза сегодня ночью пытался. На видео два парня едут в танке, смеются со словами: "Два дебила – это сила!" Ну, придурки, что скажешь! Это не военные, а раздолбаи какие-то.

Российский «доброволец», к матери которого обратился Алексей Чабан
Российский «доброволец», к матери которого обратился Алексей Чабан

Еврорадио: Какой реакции на ваше письмо матери российского "добровольца" вы ждете?

Алексей Чабан: Что как минимум задумается кто-то из них. Письмо это написалось спонтанно: проснулся часа в 3 ночи и минут за 30 набрал текст, отправил его и лег спать. Сам этому удивляюсь: я не владею "пером", никогда не был публичным человеком. Как-то так получилось, но, безусловно, я рассчитывал на то, что это письмо прочитает не только мать этого конкретного парня, но и другие матери. Но знаете, уже утром мне написали, что дозвонились до его матери. Написали следующее: "Думаю, что с ней уже поработали соответствующие службы, так как она специально громко просила назвать сумму выкупа, что она заплатит за то, чтобы не убивали ее сына. Такое впечатление, что там все это записывается на диктофон". Я написал, чтобы передали матери, что ее сына у нас нет, его отпустили и что теперь его жизнь в ее руках: пусть забирает его из Украины. Так он ей и передал. Но позже мне писали, что ее телефон уже отключен.

Еврорадио: О том, как фашисты давят гусеницами солдат в окопах, мы видели в фильмах о войне. Вы думали, что такое возможно сегодня? Сами на такое способны?

Алексей Чабан: Сильный вопрос... Я не могу вам сказать, что не готов это делать, – это будет нечестно. Я понимаю, что это ужас, но не знаю, как ответить.

Еврорадио: Но если бы ситуация, когда вы не выстрелили по танкистам, повторилась после того, что вы увидели на поле боя 25 января, – так же сделали бы или нет?

Алексей Чабан: Не уверен. Мне бы хотелось сказать, что да, отпустил бы, но... Это был мгновенный порыв, нельзя сказать, что у меня такие убеждения или что я размышлял об этом, – так сложилось. Но, наверное, я безоружных не расстреливал бы... Я вам другое скажу: здесь рядом есть ферма, там где-то 200 коров, а фермеры из-за обстрелов убежали отсюда. Мы на днях туда пошли, коров отвязали и выпустили, сено им кинули... Я к чему: взрывом ранило одну корову, и она лежит, сильно страдает – такую лучше застрелить. И я не смог, пошел. Но она лежит, слезы у нее текут... Вернулся и добил ее из автомата. Не знаю, я чувствовал себя убийцей. Поэтому стрелять в безоружного человека не буду. Если будет в меня стрелять – другое дело. А если будет просто тянуть автомат по земле и чуть волочить ноги...

Еврорадио: Как считаете, нужно ли занятую сепаратистами украинскую землю освобождать? Какие настроения у местного населения?

Алексей Чабан: Если бы это от меня зависело, я бы построил здесь большую стену. Я знаю, что там есть люди, которые хотели бы вернуться в Украину, но большинство людей само виновато в том, что здесь произошло: если им не нравилась эта идея ЛНР, то почему они не вышли против, а молча на это смотрели? И в результате к ним пришла война. Я не хочу, чтобы наши ребята гибли здесь ради какого-то мифического счастья местных. Местные дети, увидев все эти ужасы войны, никогда не будут любить эту страну! Это, видимо, исправить невозможно. Я видел кадры, когда сбили тот "Боинг", и какой-то мальчишка кричал: "Сбили "хунтовский" самолет!" И я понимаю, что это в крови и надолго. Возможно, если будет суд в Гааге и осудят Путина, Киселева и остальных, то пропаганда сможет со временем это немного исправить. Но если это просто как-то "замнется" и заглохнет, эти люди будут долго ненавидеть нас. Безосновательно. Опять стреляют, на этот раз "савушки" бьют – совсем рядом, метров в 300 от нас легла. Мы привыкли: если не летит прямо к нам, то мы не прячемся.

Еврорадио: Есть усталость от войны?

Алексей Чабан: Есть немного. И есть обида, что мы здесь воюем, а вся Украина – праздники, дискотеки, бары-рестораны. Сложилось ощущение, что есть какая-то социальная несправедливость в этом плане. Но большинство здесь держит мысль: "Украина должна сохраниться". Мы здесь не ради Порошенко, Яценюка или еще кого-то, людей здесь держат более высокие идеалы. Конечно, есть в стране такие, кто говорит: "Хоть в дурдом, хоть в тюрьму, но на фронт я не пойду!" Обидно от того, что не вся страна поднялась, что парламент не принимает законов, по которым надо прекратить все торговые отношения с Россией. Надо считать Россию врагом. Я считаю ее своим личным врагом: не людей, которые там живут, а это государство российское. А наша страна с ними торгует, у Порошенко там свои заводы, конфеты поставляет чуть ли не в армию. Это выше моего понимания, и я стараюсь об этом не думать, так как такие мысли меня просто убивают. Через месяц будет полгода, как я в АТО, и я надеюсь, что поеду домой.

 

 Автор: Змитер Лукашук 28/01/2015 - euroradio.fm. На второй странице фото АТО, сделанные Алексеем Чабаном, а также фото с мобильника росийского террориста. Мы победим.


загрузка...
  Голосов:  0  

Комментирование временно отключено. Нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter.