Технология изготовления катаны

Источник и вдохновитель: Журнал "Оружие: авторское, холодное, художественное" 12, 2005  |  Пока нет комментариев
Автор: sharkoster | 4-04-2013 | Холодное оружие
 | 42513 просмотров
технология изготовления катаны
Сборка катаны
 
Металлургия японского меча
 
Практика и красота булата в катане
 
Вместо заключения

Бесконечность в очерченных границах

Давайте коротко определим общеизвестные факты, касающиеся технологии изготовления японского меча. Японский меч катана – самый известный в мире вид полноразмерного холодного оружия Дальнего Востока. Это – двуручный слабоизогнутый однолезвийный меч в деревянных ножнах, покрытых лаком, с длиной клинка около 70-80 см, оснащенный плоской съемной гардой и оплетенной шнуром рукоятью.

Техника изготовления катаны, в том виде как мы ее знаем, существует в Японии около тысячи лет. Пять основных школ кузнецов-оружейников Японии (существующих и сегодня) определили канонические пропорции, внутренние конструкции, особенности структуры металла клинков, а также методы их зонной закалки. Все это на протяжении многих веков проверялось практическим фехтованием, что, в конце концов, превратило этот меч в один из самых совершенных видов клинкового оружия в мире.

Здесь необходимо отметить тот факт, что мечом в Японии называют скорее сам полированный клинок, нежели весь меч в сборе. Такое, на первый взгляд, странное отношение, возможно, обусловлено тем, что технология сборки катаны предусматривает быструю замену не только рукояти в сборе, но и отдельных ее деталей. Но главным фактором, определившим непререкаемый приоритет клинка, без сомнений, является поразительная сложность и точность искусства его изготовления.

Детали украшения меча косирае "koshirae" (гарда – tsuba, элементы рукояти – fushi, kashira, menuki) существуют в качестве предметов коллекционирования, практически независимо от клинка. Это – совершенно самостоятельные произведения прикладного искусства, которые могут украсить практически любой меч (технология сборки позволяет подогнать практически любую деталь koshirae к любому клинку).

Уплотнительное кольцо хабаки habaki, гарда тсуба tsuba и рукоять тсука tsuka кольцо-уплотнитель ножен коигути, клинок с виднеющейся змейкой хамон
 Катана «Закат в бамбуковой роще» Москва, 2004 г. Авторы – С. Лунёв, Д. Иванов, А. Баух Клинок – С. Лунёв, Р. Сарбатов, А. Лунёв Прибор - Д. Иванов, А. Баух. Булат, желтый и белый металлы, сталь, медь, эбеновое дерево, липа, рисовая бумага, шкура ската, лак, японский шнур. Тигельная плавка, ковка, литье, резьба, гравировка, всечка, плетение, аппликация, резьба по дереву, многослойный лак

Исследуя технологические особенности изготовления катаны, углубляясь в созерцание этой красоты, необходимо сразу очертить уровень качества мечей, начиная с которого можно было бы говорить о катане, как об истинном произведении оружейного искусства. Не секрет, что сегодня в любом московском магазине сувениров вам предложат за US$100-300 «самую настоящую» катану, сделанную на ножевых фабриках Испании или Китая. Продавец со знанием дела объяснит, что клинок сделан из прекрасной нержавеющей стали, а болтающиеся ножны, пластиковая рукоять и штампованная оправа созданы в полном соответствии классическим японским техникам и относятся к такому-то веку, такому-то стилю... Ну, думаю, «испанскую Японию» комментировать не нужно. Однако рынок «халтуры» этим не исчерпывается. Множество, с позволения сказать, «катан» производится заключенными (специализированными российскими предприятиями) и оружейниками, вообще не придерживающихся каких бы то ни было традиционных японских технологий и правил. Грубо сработанные нержавеющие клинки, с нарисованным или травленной закалочной линией, посаженные на резьбу или эпоксидный клей рукояти, сабельные ножны с кольцами для подвеса. Все это сильно дезориентирует публику и, зачастую, отталкивает от темы японского меча начинающих коллекционеров современного авторского оружия.

Настоящий меч «высокого разбора», прежде всего, не терпит влияния высоких технологий. В нем не должно быть никаких новшеств, никаких изобретений, минимум отступлений от канона. Настоящий меч делается мастером не только на уровне знания технологии. Очень важно соблюсти атмосферу, дух самого процесса, внутренний настрой. Катана – не сувенир, и не парадное украшение, это грозное оружие настоящего воина духа. Все мастера, работающие над созданием высококлассного меча, вкладывают в него свою душу, опыт и кусочек собственной судьбы, или, говоря по-восточному, кармы. Отметим для себя, что настоящая катана создается несколькими профессиональными мастерами (независимо друг от друга), каждый из которых закладывает ее будущий уровень.

В настоящем мече нет незначительных мелочей. Важно из чего, как, кем, для чего и для кого он был сделан, какие особенности заложены в его конструкцию и украшения.Набор отличительных особенностей такого меча складывается из уровня мастеров и уровня примененных ими технологий.

технология изготовления катаны технология изготовления катаны
Катана «Движения солнца» Москва, 2004 г. Автор – С. Лунёв, Д. Иванов Клинок – С. Лунёв, Р. Сарбатов, А. Лунев Прибор – Ю. Власов. Булат, желтый и белый металлы, бронза, эбеновое дерево, липа, шпон корня амбойиы, шкура ската, лак, японский шнур. Тигельная плавка, ковка, литье, гравировка, всечка, плетение, аппликация

Обязательными атрибутами высококлассной, настоящей катаны, – безусловно, являются:

* «узорчатая» (композиционная) сталь клинка, полученная ручной ковкой (с возможной выстроенной конструкцией элементов по сечению: обух, обкладки и лезвие могут быть выполнены из разных по химическому составу и структуре композиционных сталей);

* зонная водная закалка по лезвию, получаемая за счет обмазки части клинка специальным составом на основе глины, песка и древесного угля с множеством визуальных эффектов на переходных зонах между твердыми и мягким участками);

* ультратонкая ручная полировка клинка на камнях, без образования кромки (фаски) лезвия и без эффекта округления кромок граней (кроме того, такая полировка должна обеспечивать высокую степень остроты клинка, а также проявлять макроструктуру композиционной стали и линию закалки хамон "hamon" на абсолютно зеркальной поверхности);

* оригинальная конструкция и технология сборки меча (уплотнительное кольцо хабаки "habaki", гарда тсуба "tsuba" и рукоять тсука "tsuka" надеваются на клинок через хвостовик и крепятся «внатяг» одним штифтом  мекуги "mekugi");

* художественно украшенный прибор отделки koshirae и ножны, выполненные по классическим правилам, в полном соответствии традиционной технологии сборки, должны нести в себе глубокую философскую идею и особую Прелесть эстетики Синто и Дзэн.

На эту тему, уважаемые читатели, можно говорить, без преувеличения, вечно. Отмечу только, что закалка катаны, безусловно, самая ответственная, рискованная и сложная операция, выполняемая при изготовлении меча, которая закладывает не только половину всех физико-механических свойств клинка, но и, фактически, определяет его эстетику. Ничто так не привлекает внимание в клинке катаны, как хамон "hamon".

Полировка клинка катаны

Полировщик японских мечей – отдельная и весьма уважаемая профессия. Уже несколько веков эта, в общем-то, утилитарная операция существует в Японии как высокое искусство. Цель полировщика – добиться абсолютно правильных форм клинка, зеркальной, чистой поверхности стали с видимым на ней «узором» (hada) и линией закалки (hamon), а также предельной остроты лезвия.

Все операции выполняются на специальных камнях за шесть-семь основных фаз (от более грубых камней к более тонким). В процессе полировки камни постоянно омываются водой, и на их поверхности от трения о металл образуются абразивные пасты.

Последние операции по выявлению хада "hada" и хамон "hamon" (hazui, jizui) производятся мелкими, тонкими камнями, удерживаемыми на полируемой поверхности большим пальцем. Для более яркого проявления структуры металла полировщик может по своему усмотрению провести операцию хадори "hadori" (слабое химическое воздействие на металл клинка), которая подчеркивает красоту металла и линии закалки, но не приводит к потере эффекта глубокого, полупрозрачного зеркала.

В среднем, профессионалу требуется от десяти до пятнадцати рабочих дней, чтобы отполировать новый клинок катаны. После завершения его работы специалисты и ценители могут увидеть все его сильные и слабые стороны. Скрытые дефекты проявятся так же, как и глубокие тонкие достоинства. До окончательной полировки оценить меч по-настоящему практически невозможно.

Высококлассный клинок катаны, после хорошей профессиональной полировки, несет в ce6ie массу информации. На нем обязательно видны hada и hamon. Причем, подделать такие эффекты кислотным травлением невозможно. Перед вашим взором откроется полная драматизма и тайны картина «замерзания» или, по-другому, «остановки» лезвия. Линия hamon – не статичная картинка. Это – своего рода фотография стремительного дыхания металла.

Увидеть же мелкий, муаровый «узор» на стали hada во всей его завораживающей красе без полировщика-профессионала вообще невозможно. Ни кислотное травление, ни электролиз не дадут вам увидеть эту голограмму Мироздания в зеркале. Описывать красоту hada на катане бессмысленно. Сфотографировать этот мимолетный ускользающий эффект тоже практически невозможно. Именно поэтому до сих пор в Японии принято не только фотографировать клинки для регистрации и оценки, но и зарисовывать их на бумаге. Человеческий глаз видит в зеркале клинка несоизмеримо больше, чем самая точная в мире фототехника.

Сборка катаны

Сборку катаны можно разбить на три больших этапа:

1. Изготовление уникальных деталей, которые изготавливаются для одного строго определенного клинка:

* уплотнительное кольцо хабаки (habaki) служит для обеспечения плотного вхождения клинка в ножны и фиксации в них за счет трения (выковывается из меди, серебра или золота прямо на клинке для обеспечения максимального прилегания кольца к клинку, после выколотки кольцо опиливается и спаивается; хабаки (habaki) может быть украшено гравировкой, инкрустацией и аппликацией драгоценными металлами);

* деревянные ножны сая "saya" (склеиваются из двух половин, каждая из которых подгоняется к клинку и к habaki по профилю и толщинам практически без люфтов, в последующих операциях покрываются лаком и оснащаются различными элементами и деталями);

* деревянная основа рукояти тсука "tsuka", технология изготовления которой схожа с технологией изготовления ножен, только в данном случае между двух дощечек врезается хвостовик меча (в последующих операциях оклеивается шкурой ската или акулы и перевязывается специальным шнуром тсукайто "tsukaito" из хлопка, шелка или кожи);

* металлические кольца, плотно фиксирующие гарду между habaki и рукоятью сеппа (seppa) и устраняющие люфты, могут быть изготовлены из меди, бронзы, серебра или золота.

2. Изготовление съемных авторских элементов отделки косираэ "koshirae":

* гарда (tsuba) – самый значимый и сложный элемент прибора меча, может быть украшен гравировками, инкрустациями, таушировкой, лаками, эмалями, патинированием и многими другими техниками (материалом для tsuba может служить кованное железо или сталь, литая бронза, shakudo (бронза с добавкой серебра и золота), серебро, медь и комбинации указанных материалов);

* кольцо, прилегающее к гарде фути "fushi", навершие касира "kashira" и парные элементы, вплетаемые под шнур оплетки (menuki) изготавливаются по тем же принципам, что и tsuba, дополняя и расширяя ее образный ряд.

3. Сборка, подгонка и лакирование ножен:

* операция сборки рукояти включает в себя следующие действия: наклеивание шкуры ската или акулы (same), подгонка и установка элементов koshirae, tsuba и sepра, завязывание узлов тсукамаки "tsukamak"i шнуром с фиксацией на рукояти менуки "menuki" и kasira;

* установка упрочняющих и функциональных элементов на ножны (могут выполняться из различных металлов, черного рога или твердых пород дерева);

* изготовление специальных пазов в ножнах и установка в них миниатюрного ножа (козука kozuka, для срезания и правки шнуров доспеха) и заколки для волос (когаи "kogai", для завязывания и развязывания тугих узлов на доспехе);

* лакирование ножен (в состав лака могут входить самые разнообразные наполнители, такие как семена растений, пыль металлов, порошки из яичной скорлупы, цветного камня и т.п., кроме того, между слоев лака могут быть использованы, в качестве элемента аппликации, шкура ската, вставки ценных пород дерева, кусочки тканей и кожи).

технология изготовления катаны технология изготовления катаны
Катана «Колокола Луны» Москва, 2004 г. Автор – С. Лунёв Клинок – С. Лунёв, Р. Сарбатов, А. Лунёв Прибор – Ю.Власов. Булат, желтый и белый металлы, медь, эбеновое дерево, липа, шкура ската, лак, шелковая нить, японский шнур. Тигельная плавка, ковка, литье, гравировка, всечка, плетение, аппликация, резьба по дереву

 

Изготовление элементов оправы рукояти катаны

Как уже говорилось, элементы оправы катаны могут существовать как самостоятельные произведения искусства. Изготавливаются они, как правило, отдельно от клинков, отдельными мастерами, принадлежащими своим школам и творческим мастерским.

Существует множество техник изготовления koshirae. В древности детали оправы, особенно tsuba, часто изготавливались из кованого железа. Украшены такие детали были весьма скупо, в основном перфорацией, но сами символы и композиции на этих старых деталях отделки поражают своей лаконичностью и оригинальностью.

В более позднее время, примерно с конца XVI в., весьма распространенным стал метод бронзового литья с последующей сложной доработкой методами гравировки, таушировки, аппликации различными металлами и сплавами, травления и лакирования.

Существует множество старинных приборов отделки, выполненных методом литья серебра, напайки элементов драгоценных металлов на сталь, аппликацией шлифованной шкуры ската. А также всевозможными комбинированными техниками, с использованием не только металлов, но и кости, кожи, дерева, эмали...

Но не будем останавливаться на технике исполнения koshirae более подробно. Дело в том, что даже самое поверхностное освещение этой темы займет без преувеличения 200-300 страниц печатного текста (без учета иллюстраций).

Для тех, кто хочет серьезно изучить эту тему (и вообще все темы, касающиеся катаны), настоятельно рекомендую прочитать книги А.Г. Баженова «История японского меча» и «Экспертиза японского меча», а также шестой номер серии «Шеврон» под названием «Японский меч» (автор К.С. Носов).

Металлургия японского меча

После краткого знакомства с технологией изготовления и конструкцией катаны, позвольте, уважаемые читатели, предложить вашему вниманию некоторые мои предположения относительно металлургии японского меча.

Я и мои коллеги из мастерской «ТеГ-зиде» («Железный клык», мастерская японского меча Сергея Лунёва) постарались понять причину возникновения своеобразно мелко муарового «узора» hada на классических клинках древности.

Исследование: «муар японской стали»

схемы и последовательность набора мозаичного волокнаИзучая на протяжении последних пяти лет образцы старинных японских катан (XIV - XVI вв.), мне пришлось обратить внимание на особую волокнисто-муаровую структуру стали их клинков. На поверхности клинков, при 4,5-10-кратном увеличении, четко видны тончайшие следы кузнечной сварки. Казалось бы, все понятно: мы имеем дело с классической технологией так называемой «дамасской стали».

Однако получить такой узор hada методом послойной сварки разнородной стали невозможно. Совершенно иной характер структуры.

При более детальном изучении старинных японских мечей (из частных коллекций) в металлографических лабораториях выяснилось, что структура их клинков фрагментарно волокнистая, т.е. образована за счет соединения методом кузнечной сварки множества фрагментов, имевших первоначально волокнистую структуру.

Указанные волокна состоят из по-раз-ному науглероженных и по-разному легированных фрагментов стали. Между самими волокнами периодически прослеживаются следы сварочных швов. Плотность волокон поражает: в отдельных участках клинка (у кромки лезвия), по-видимому, она может доходить от 100 до 300 волокон на квадратный миллиметр среза (т.е. до 500000 волокон на срезе клинка)! К сожалению, нам никто не разрешил разрезать клинок и точно подсчитать волокна, впрочем, работников музея и коллекционеров можно понять. При дальнейшем исследовании было установлено следующее:

* сами волокна имеют перемежающуюся структуру, с изменением окраса при травлении азотной кислотой от светло-серого цвета до практически черного (т.е. волокна неоднородны по химическому составу);

• волокна сгруппированы в группы двух уровней, т.е. с одной стороны мелкие волокна собраны в подобия пучков или связок (1 -й уровень), с другой же стороны эти пучки образуют сильно деформированные (расплющенные) группы, выстроенные слоями (2-й уровень);

• обнаружено, что границы между волокнами на микроскопическом уровне имеют два основных типа: кузнечный сварочный шов, с остатками неметаллических включений (1-й тип), и диффузионная сварка на молекулярном уровне без видимых следов включений неметаллов (2-й тип);

• каждое волокно неоднородно по химическому составу, и может неоднократно менять окрас при травлении от светлого к темному по всей своей длине.

Получить более подробную информацию о структуре и химическом составе исследуемой волокнистой стали станет возможным только, применяя методы изучения материала, допускающие механическое и электроэрозионное разрушение образцов (клинков).

Итак, через некоторое время нам стало понятно, что муаровый узор – это волокно, выстроенное послойно. Естественно, сразу же возникли вопросы. Делают ли в Японии сегодня такие клинки? Что за технология или метод позволяют получить такую макро- и микроструктуру стали? Как такая структура влияет на качественные характеристики клинка?

Начнем по порядку

В Японии лучшие современные мастера-кузнецы и сегодня добиваются такого же эффекта. Это подтверждается множеством подробных фотографий современных мечей, выкованных такими грандами как, например, Есиндо Есихара. Не на всех, но на многих его мечах четко видна волокнисто-муаровая структура металла. Так что на первый вопрос можно смело ответить утвердительно. Повторюсь еще раз, подобные клинки можно встретить только у лучших японских мастеров современности. Это важный момент, который поможет нам разобраться с «загадкой» муарового волокна более основательно.

Образцы старинных японских клинков XIII-XV ст.

Теперь о способе получения волокнистой стали по-японски. Цель – получить не просто волокнистую, а ультратонкую структуру с перемежающимся (неоднородным) волокном, выстроенную в двух уровнях (продольном и послойном), соединенные между собой одновременно кузнечной и диффузионной сваркой.

Создание волокнистых структур в стали решается (и весьма успешно) много веков, многими мастерами во многих странах. Самым известным сегодня стал метод так называемого мозаичного Дамаска. Суть этой технологии в том, что набранный из стальных полос (квадратный в сечении) пакет проковывается, сваривается и протягивается опять в квадратное сечение. Затем брус рубится или режется на равные отрезки, из которых опять набирается квадратный в сечении пакет (2 на 2 или 3 на 3 или более). После чего указанные операции циклично повторяются. Набрав таким образом нужное количество волокон, кузнец закручивает пакет и нарезает его поперек бороздками 3-8 мм. Дальнейшая проковка в полосу и шлифовка «поднимает» на поверхность мозаичный узор стали, образованный поперечными срезами волокон.

Поперечный срез бруска мозаичного Дамаска представляет собой выстроенное определенным образом волокно. Восемь сварок пакета 2 на 2 по этому методу дадут брусок, содержащий около 65000 волокон. A 10 сварок – уже более 1 миллиона волокон!

На базе этого метода нами было создано несколько клинков катан, в которых приняли участие известные кузнецы-оружейники Москвы и Тулы.

Существенным отличием от японского варианта можно считать отсутствие эффекта перемежающейся структуры волокна. Узор вышел мелким, четким, очень красивым и плотным, но без знаменитого японского муара. Клинки получились достаточно прочными и ударновязкими, однако классическая зонная закалка выявила hamon без четко выраженной переходной зоны nioi, и более того, закаленная зона проявила контраст hada что нежелательно с эстетической точки зрения. Короче, получилось очень хорошо,  но не совсем то, что искали.

Приемов получения волокнистой стали существует множество. Шутки ради могу предложить еще один, только что пришедший на ум, весьма нерациональный метод. При сварке пакета Дамаска (после набора 100 слоев) нарезать на нем бороздки вдоль протяжки перед каждой последующей сваркой. Продольные нарезы «поднимут» на поверхность поперечные срезы слоев, которые при цикличном повторении этих операций образуют волокно. Потери металла при таком способе будут огромны, да и волокно получится «разнокалиберным» и уж конечно совершенно однородным. Но чем не метод? Жаль, что в России неважно дела обстоят с интеллектуальной собственностью, а то можно было бы запатентовать. Впрочем, шутки в сторону.

Схемы набора волокна с использованием приема поворота пакета на 90°вокруг оси протяжки

И все же, как делается классическое муаровое волокно по-японски? Обратимся к первоисточникам: книгам об искусстве изготовления японского меча, изданным в Японии и США. Весь процесс описан во множестве книг от начала и до самого конца. Для нас же наиболее интересным, без сомнения, будут материалы из книги авторитетнейшего кузнеца-оружейника современной Японии г-на Есиндо Есихара «Craft of the Japanese Sword».

Надо сказать, японские мастера очень умело прячут самые важные технологические нюансы в обилии весьма зрелищных и колоритных, но все же второстепенных или общеизвестных фактов. Многие важные моменты вообще отсутствуют. Оно и понятно, секреты мастерства для того и существуют, чтобы их оберегать. Не буду лукавить, я бы тоже не хотел раскрывать абсолютно все, что удалось понять и чему я смог научиться, но, на мой взгляд, технология японского муара заслуживает того, чтобы чуть приоткрыть эту завесу таинственности. Думаю, что многие любители японских мечей и коллекционеры будут более уважительно относиться к катане, если узнают больше о подобных «секретах древности».

Итак, самое интересное было «спрятано» буквально на самом видном месте. Начнем с ковки (кузнечной сварки) стали клинка.

Описывая процесс складывания пакета, мастер Есиндо в своей книге приводит схему, где, правда, без особых комментарий показан один весьма любопытный и существенный прием, с помощью которого и получается продольно-волокнистая структура стали. Это – поворот пакета на 90° вокруг оси протяжки, и дальнейшая сварка и складывание в перпендикулярной плоскости. Поворачивают пакет, набрав в первичной плоскости не менее 200-500 слоев. После поворота и дальнейшего набора слоев пакет начинает дробиться по принципу шахматной доски и набирает волокна, образующиеся на пересечениях первичных и вторичных слоев.

Надо сказать, что, как и все технологии древности, этот метод получения волокна оказался значительно эффективнее и проще, нежели более поздние изобретения кузнецов. К сожалению, и я вынужден был сначала, так сказать, «изобрести велосипед», т.е. «открыть заново» этот метод, прежде, чем понял, что он уже давно опубликован во множестве книг по японскому мечу, и все это время буквально маячил у меня перед глазами. Вот так еще раз приходится убедиться, что самые важные (и простые) секреты хранятся на самом видном месте, но не раскрываются нам, пока мы сами не поймем их значения.

Однако одного описанного выше приема недостаточно для получения японского муара. Помните? Мы условились, что найдем способ получить перемежающееся (не однородное) волокно. Вот теперь мы подходим к самому интересному, и, вместе с тем, самому спорному. Чтобы не утруждать вас описанием своих многочисленных экспериментов и опытов, изложу только суть тех методов, результаты которых оказались весьма похожими на «японский муар» периода Koto.

Метод первый (традиционный, подробно описываемый японскими мастерами)

Получив сыродутную сталь, разобьем ее в плоский, пористый блин. Закалим его на воду, после чего разобьем хрупкую перекаленную сталь на небольшие фрагменты (от половины до трети спичечного коробка). Соберем из этих кусочков пакет (назовем его первичным пакетом), выстроенный на малоуглеродистой лопатке. Для этого выложим плоские обломки в 5-7 слоев. После проковки, сварки и протяжки получаем полосу квадратного сечения со стороной 15-20 мм.

Нарубив из этой полосы прутки длиной 50 - 60 мм, выложим из них вторичный пакет для того, чтобы затем сварить его в волокно (по методу, изложенному выше). Весь «секрет» в этом методе заключается в том, что бруски необходимо располагать поперек линии протяжки пакета. Зачем? Затем, что при дальнейшей сварке и протяжке в волокно сварочные швы первичного пакета, образованные заваренными порами и сварками обломков между собой, сильно растянутся поперек (и внесут хаос сварочного шва во всю длину каждого из волокон!), сделав, таким образом, наше волокно сильно неоднородным.

Схема набора вторичного пакета из tamahagane по методу первому

Если использовать переплавленную в горне на древесном угле сталь (У7, У8, сталь 45 и 65Г), результат удовлетворит большинство коллекционеров и мастеров фехтования. Однако до лучших образцов XIV-XVI вв. этим методом явно не дотянуться. Судя по всему, авторы многочисленных книг об изготовлении японских мечей «рассекретили» для нас технологию получения стали для ординарных, хотя и очень качественных традиционных клинков.

Метод второй (более современный и менее традиционный)

Сварим первичный пакет из 9 пластин стандартной прокатной стали (У 10 и стали 45). Наберем методом кузнечной сварки 54 слоя (9x2x3) и протянем его в полосу квадратного сечения. Далее все по первому методу (бруски, вторичный пакет, волокно). «Секрет» данного метода заключается в том, что бруски (выстроенные поперек пакета) должны быть сориентированы так, чтобы их плоскости со сварочными швами оказались повернутыми перпендикулярно (навстречу) к плоскости бойков молота. Результат будет практически тем же, что и в первом методе, разве что из-за более четкого контраста металла количество волокон вторичного пакета должно быть большим. Кроме того, сталь получается более капризной при закалке и сварке, но, пользуясь этим методом, кузнец может обойтись обычными марочными сталями, не выполняя операцию орисиганэ "orishigane" (переплавка стали в горне).

Схема набора вторичного пакета из слоистого Дамаска по методу второму 

Метод третий (попытка вскрыть следующий пласт тайны японского муара)

Для следующего способа получения японского муара нам потребуется.» булат! Несколько слов о том, причем здесь вообще булат и что за следующие пласты тайны. Дело в том, что традиционная японская сталь tamahagane, сваренная в большой (не домашней) печи tatara, из-за долгого остывания большой массы расплава содержит в себе значительную часть дендритных кристаллов. Собственно говоря, дендритная структура и является основным фактором, определяющим булат. Поэтому можно смело предположить, что в сердцевине слитка тамахаганэ "tamahagane", называемый кера "kera", содержится значительный объем литого булата. Во ногих японских и американских книгах о технологии изготовления японского меча показаны фотографии kera На этих фотографиях отчетливо видны крупные дендриты. Так что этот «секрет» тоже из разряда общедоступных.

Видимо, единственной страной, традиционно изготавливающей булат без применения тигля, следует считать Японию. В роли тигля здесь выступает сама масса периферийного металла, смешанного с углем и шлаком. Это очень по-японски: практично, эффективно и обманчиво просто.

С помощью этого метода мы сможем выполнить еще один пункт в технологии древних кузнецов: диффузионная сварка между отдельными группами волокон. Булатные волокна, образованные за счет деформации (протяжки) дендритных кристаллов не имеют между собой кузнечных сварочных швов. Именно эту картину мы наблюдали при исследовании металла старинных японских клинков.

Итак, возьмем пористые слитки литого булата с содержанием углерода 0,8-1,3% без особых легирующих добавок (разве что, не помешал бы какой-нибудь катализатор: молибден, ванадий, тантал и т.п. не более 0,5%). Сварим их в грубое волокно (12 на 4) и... поразимся полученному результату! Характер узора, цветность, контраст, а при закалке и hamon – получатся очень похожими на японский муар, но все же несколько крупновато. Набирание большего количества волокон приведет к потере муара и превратит нашу сталь в красивое, плотное и, к сожалению, слишком однородное волокно.

Несомненно одно: присутствие дендритных структур в первоначальном пакете приблизило нас к разгадке. По многим параметрам (окислительные процессы при разогреве, чистота сварочного шва, температура сварки и многое другое) именно булат показал то, о чем писали легендарные кузнецы Японии в своих трактатах и книгах.

Немаловажным моментом для понимания значения булатной составляющей в tamahagane является тот факт, что после завершения плавки в татара "tatara" (в Японии сегодня действует только одна такая печь) представители пяти основных японских школ кузнецов тщательно отбирают и распределяют между собой куски от kera. Этот процесс окружен завесой тайны и происходит без присутствия посторонних. Что ищут патриархи в этой куче металла? Осмелюсь предположить, и мое мнение по этому вопросу только укрепляется нашей многолетней практикой и научными исследованиями, что они ищут булат, отдельные фрагменты которого скрываются в тоннах пористой стали.

Нужно ли говорить, что лучший металл достается только лучшим мастерам школ, к числу которых принадлежит и упоминавшийся нами Есиндо Есихара (школа Bizen).

Метод четвертый (ключ к пониманию или незавершенный эксперимент)

Причина исчезновения муарового эффекта при увеличении количества волокон по третьему методу кроется, по-видимому, в том, что дендриты протягиваются вдоль пакета и истончаются (становятся невидимыми глазу), в то время как на передний план выходят относительно яркие и толстые сварочные швы. В двух первых, описанных выше, методах мы стремились растянуть сварочные швы поперек пакета. Давайте сделаем то же самое с кристаллами булата.

Приступим: осаживаем булатный слиток по вертикали и протягиваем его в перпендикулярной плоскости так, чтобы его донышко и верхушка стали левой и правой сторонами полосы. Протягиваем полосу квадратного сечения, рубим на бруски и складываем из них первичный пакет. После проварки первичного пакета, набираем до 20 слоев, и после поворота на 90 , еще 16-32 слоя.

Итак, что мы получили?

* послойно выстроенное волокно;

* диффузионную и кузнечную сварку в одном пакете;

* перемежающиеся волокна.

Внешне металл получился еще более похожим на японский муар, прекрасно калится, позволяя достичь множества старинных эффектов на hamon, прекрасно держит удар и вообще очень хорош и очень близок к классике, но все же что-то выдает в нем новодел. Необходимо провести эксперименты по подбору химического состава начальной стали (булата). Видимо, придется добавить всевозможный металлургический «мусор», поиграть с лигатурой, флюсом и т.п., но этот эксперимент еще не завершен.

В начале разговора об исследовании японского муара мы задали себе вопрос: как влияет волокнистая структура стали на качество клинка катаны? Исходя из опыта практической эксплуатации волокнистых клинков мастерской , Tetsuge в российских клубах laido (японское искусство владения мечом), можно с уверенностью сказать, что волокно обеспечивает ощутимо большую i прочность и надежность клинка по сравнению со слоистыми и гомогенными сталями. Режущие характеристики неоднородного волокна вообще вне конкуренции. На этом примере лишний раз можно восхититься японским умением сочетать красоту и практику.

Практика и красота булата в катане (продолжение поиска в чистом булате)

Вот уже около пятнадцати лет я занимаюсь исследованием булата. Правда, с годами работы в этой области меня все чаще посещает одна мысль: чем больше я узнаю о булате, тем меньше знаю о нем. Что ж, все и начиналось ради процесса. Думаю, любые результаты всегда останутся промежуточными фазами некоего бесконечного эксперимента. Булат уже давно стал для меня не целью, не идеей и не мечтой, а скорее особой атмосферой, в которой я привык работать и думать.

Япония же – моя давнишняя любовь, возникшая в моей душе гораздо раньше иных привязанностей. Этой первой любви было отдано немало драгоценных дней юности в dodzo (зал для занятий боевыми искусствами), библиотеке и в лесу во время по-японски простого и по-юношески категоричного «созерцания» природы. Увлечение Японией «заразило» меня эстетикой и практикой Дзэн, позже – индийской философией и культурой Индии, полюбив которые, я воспринял европейскую философию, герметизм и алхимию.... Но как бы ни складывалась жизнь дальше, Япония, наверное, уже навсегда останется для меня любимой, зовущей сказкой.

Рано или поздно два этих пути должны были пересечься. Так появились клинки катан, выкованные из литого булата, на хвостовиках которых аккуратно выводятся иероглифы Tetsu (железо, железный) Ge (в сочетаниях – клык).

Это название я придумал по аналогии с любимым в детстве мультфильмом «Маугли». Помните, с каким восхищением и трепетом берет Маугли в руки старинный кинжал? Как благоговейно произносит его имя: «Железный зуб»? Каллиграфическое написание этих иероглифов, ставшее нашей подписью, принадлежит кисти нашего товарища и моего коллеги по Институту Твердых Сплавов (ВНИИТС) Борису Анатольевичу Устюжанину, который в совершенстве знает китайский язык, и вообще, – человек неординарный и знающий. Пользуясь случаем, хочу еще раз сказать ему спасибо.

образец индийского булата Вутз (Wootz)

С годами мое отношение к булату, мечам и Японии не изменилось. Я также, как и герой любимого мультфильма, трепетно отношусь к клинку. Надеюсь, это ощущение не пройдет никогда. В этом плане мне очень бы не хотелось стать «циничным профессионалом», лучше уж всегда оставаться искренним любителем.

За три-четыре года до образования мастерской Tetsuge мной неоднократно предпринимались попытки создать клинок катаны из булата. Обучаясь по ходу дела премудростям закалки и подвигая своего отца к изучению японской полировки, я хорошо понимал, что для катаны нужен особый, специально для нее сваренный булат.

Водная закалка стала настоящей преградой на этом пути. Классический булат иранского типа с 1,5-2% углерода не выдерживал такой жесткой операции. Слишком много и слишком быстро выпадал мартенсит. При закалке клинки гнуло чуть ли не в колесо, и они разламывались чуть ли не на тысячи частей. Закалка же в масло, во-первых, не отвечала моим внутренним потребностям (не по-японски, т.е. не по-настоящему), а во-вторых, линия hamon получалась лишенная той красоты, которая так прельщает ценителей всего мира.

На пути к «японскому булату» мною было опробовано множество хитрых приемов и методов, включая и такие фунда ментальные, как термодинамический удар в стали (закалка со скачкообразно изменяемой скоростью охлаждения). Получались по-своему очень красивые и качественные вещи, однако себя не обманешь, это было не то, о чем мечталось.

Итак, в 2001 г., вследствие возобновления работ по легированию булата молибденом с одновременным понижением содержания углерода до 0,6-0,8%, удалось получить заново булат, получивший «фирменное» обозначение М-05 или по-домашнему – «Эмка». Почему пришлось открывать его заново? Дело в том, что в свое время из-за глупой, в общем-то, ошибки на стадии полировки и кислотного травления похожий сплав был «списан» нами в брак.

Существенным отличием «Эмки» от всего, что делалось мною раньше, можно считать три его важных свойства:

* способность выдержать закалку с первой водной фазой, затем масло (на первой фазе образуются все знаменитые эффекты hamon, в то время как вторая, масляная фаза предохранят клинок от чрезмерных механических нагрузок);

* способность к кузнечной сварке (причем свариваемость происходит на довольно-таки низких температурах 900-1100°С);

* сохранение булатного «узора» даже при многократных нагревах до сварочных температур и выше (до 1200°С).

Был получен материал, с которого, собственно, и началась «наша Япония» от Tetsuge. «Эмка» может выступать в разных ролях: в качестве tamahagane (если плавка велась с большим количеством флюса и специально внесенных в тигель шлаков); в качестве прослойки между слоями сыродутной стали; и, наконец, самое важное – в качестве естественного, природного волокна, из которого отковывается клинок.

Цельнокованный клинок катаны из булата М-05, с применением некоторых хитрых (да простят меня читатели, секретных) приемов ковки, позволяющих получить подобие сварочных швов на всю глубину полосы, безусловно – лучшее, на сегодняшний день, чего нам удалось достичь в «японской теме».

Основной причиной, по которой был приостановлен эксперимент, описанный ранее как «метод четвертым», стал прорыв в расковке М-05, открывший гораздо более заманчивые перспективы, нежели все перечисленные выше методы.

Прочность булатного клинка всегда поражала воображение, однако, если этот клинок – катана с зонной закалкой, начинаются просто какие-то чудеса! Получив первые удачные образцы цельных булатных «японских» клинков, я и мои коллеги быстро убедились, что традиционные методы тестирования на прочность уже не годятся, нужно изобретать что-то пожестче.

По этой новой для нас технологии было изготовлено несколько мечей, которые одно время составляли цельную коллекцию и были показаны широкой публике в ноябре 2004 г. в ЦДХ на выставке «Клинок – традиции и современность». Сейчас некоторые из них тестируются опытными мастерами laido и Kendo. Пока что мы получаем от них только положительные отзывы.

Один из клинков уже начал порождать легенды (подарен нами в 2004 г. мастеру японского фехтования Федору Алексеевскому). За свою короткую жизнь он уже успел побывать и в руках похитителей и на оценке японских профессионалов, и на приемах в посольствах... А недавно какой-то не слишком деликатный посетитель выставки в Воронеже взял да и разрубил им (без спросу) пополам дюралевый профиль витрины вместе со стеклом, при этом не причинив клинку никакого ущерба. Так что, похоже, и в случае с катаной булат стремится занять лидирующее, если не сказать господствующее положение. Легенды накапливаются, а тесты продолжаются.

узлы оплетки рукояти катаны тсукамаки, кольцо фути менуки в форме рыбки
 
клинок с волнистой линией закалки
навершие катаны - касира

Последние образцы клинков позволяют предположить, что уже в ближайшем будущем нам может «покориться» водная (без масляной фазы) закалка литого булата. Кто бы мог такое предположить еще пять лет назад! Структура стали hada, с каждым экспериментом, приближается к знаменитому «японскому муару». Однако, несмотря на все эти, возможно весьма условные, успехи, я уверен, что и этот результат не станет последним. Как уже было сказано, процесс для нас, все же, важнее любых результатов, а загадок на этом длинном пути становится только больше. Что же, тем интереснее.

Вместо заключения

В исследовательской, или отчетной, части данной статьи мы познакомились всего лишь с одним, очень узким (хотя, и важным) аспектом технологии изготовления клинка катаны. Волокнистая сталь - далеко не единственная «загадка» японских клинков высшего уровня.

Подумайте, как много тем для изучения предстает перед настоящим коллекционером! Жесткий, отшлифованный временем, канон не только не превратил катану в мертвое искусство, но скорее наоборот, открыл через нее путь к познаванию бесконечности глубин совершенства.

Откровенно говоря, сейчас мы больше заняты иными темами. Работая над катанами мы скорее просто отдыхаем душой от изнурительных поисков и экспериментов. Но вот однажды, совсем недавно, позвонили друзья-соратники из «Гильдии мастеров-оружейников» и попросили написать о японских мечах. Манящая, прекрасная и непостижимая, Япония опять напомнила о себе. Разве можно было ей отказать?

Во всяком случае, я попытался показать неисчерпаемость этой мудрой, древней, но вместе с тем вечно юной и современной красоты. Как учит нас Дзэн, мы постарались внимательно присмотреться к песчинке на берегу, чтобы через это мимолетное созерцание мысленно заглянуть в глубины океана.

Хотелось бы, чтобы на фоне этой бездны, мои, не всегда удачные, скромные опыты вдохновляли начинающих мастеров-оружейников к самостоятельному творческому поиску. Поиску, основанному не только на любознательности и самолюбии, но и на трепетном, уважительном отношении к древним культурам и их знаниям.

Катана неисчерпаема. Так много особенностей и премудростей соединил в себе этот удивительный меч! Мы совершенно опустили тему конструкции клинка, который по классике должен состоять из разнородных частей (лезвие, обух, боковые обкладки), не рассматривали процесс закалки. Прошли мимо секретов приготовления защитных флюсов, подготовки среды закалки и методов правки клинка, а также его отпуска и полировки. Тема изготовления оправы катаны, искусство лаковой росписи ножен, символизм и мистицизм японского меча, внутренняя философия образного ряда koshirae и многое другое требует отдельного обстоятельного разговора.

Может быть, в другой раз... 

Лунёв Сергей АлексеевичАвтор: Лунёв Сергей Алексеевич. Родился в 1968 г. В 1989-1991 гг. изучал структуры литого булата на кафедре металловедения МАТИ. В 1991 -1995 гг. – частные исследования технологии получения литого булата «иранского» типа. В 1995-2001 гг. – практические эксперименты и производство литого булата на промышленном оборудовании предприятий твердосплавной промышленности. 8 2001-2004 гг. в ранге заместителя директора ВНИИТС (Всероссийский научно-исследовательский институт твердых сплавов и тугоплавких металлов) занимался изучением физикомеханических, химических и электромагнитных свойств литого булата.

Участие в выставках:

 - «Наши имена» в Государственном историческом музее в Москве, 1998 г.;

 - «Клинки России-2000» в Оружейной палате Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль»;

 - «Шедевры и раритеты клинкового оружия» в Военно-морском музее в С.-Петербурге, 2004 г.;

 - «Современное авторское холодное художественное оружие» в Тульском государственном музее оружия, 2004 г.

Видео в тему

 


загрузка...
  Голосов:  11  

Комментирование временно отключено. Нашли ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter.