Последний бой «Славянского корпуса»

  • Эта статья была опубликована 14.11.2013 на Фонтанка.Ру. Является предысторией к этой статье

    Российский наёмник в Сирии. Октябрь 2013Впервые в истории России ФСБ произвела аресты по экзотической уголовной статье о наемничестве. Пытавшиеся сформировать на сирийской земле двухтысячный «Славянский корпус» руководители частной военной компании из Петербурга оказались в камерах Лефортово. Рядовые солдаты удачи, рассказавшие «Фонтанке» о своем первом и последнем бое, недовольны потерей командиров: теперь им не с кого спросить невыплаченное вовремя вознаграждение за войну.

    Впервые в истории России ФСБ произвела аресты по экзотической уголовной статье о наемничестве. Пытавшиеся сформировать на сирийской земле двухтысячный «Славянский корпус» руководители частной военной компании из Петербурга оказались в камерах Лефортово. Рядовые солдаты удачи, рассказавшие «Фонтанке» о своем первом и последнем бое, недовольны потерей командиров: теперь им не с кого спросить невыплаченное вовремя вознаграждение за войну.

    О российских гражданах, которые едут в Сирию бороться с режимом Башара Асада в силу своих религиозных убеждений, известно давно. О том, что наемники-россияне могут участвовать в вооруженном конфликте и на стороне действующего правительства, заговорили в октябре 2013 года, когда оппозиция распространила в интернете документы якобы уничтоженного ими в стычке под городом Хомсом жителя Краснодарского края Алексея Малюты. Выяснив, что наши сограждане действительно выезжали в Сирию для вооруженной работы по контрактам с дислоцированной в Петербурге компанией Slavonic Corps Limited («Славянский корпус»), «Фонтанка» поинтересовалась количеством наших земляков, участвовавших в авантюре. Оказалось, с берегов Невы уехало искать счастья и заработка под арабскими пулями более десяти человек. Некоторые из них согласились на беседу. Попросив не называть в публикации имен: «Ни к чему это. Популярности мы не ищем, да и в ФСБ подписку давали. Но и молчать не будем, чтобы другие не попались, как мы. Мы вернулись, нам просто повезло».

    Как попасть на войну

    Явки, пароли и прочая конспирология не нужны. С весны 2013 года объявления «Славянского корпуса» о наборе бывших военнослужащих с боевым опытом для работы в длительных загранкомандировках появились на профильных сайтах по всей России. Откликнулись многие. Не все отставные офицеры ВДВ и спецназа, уволенные бойцы СОБРов и ОМОНов нашли себя в гражданской жизни. Кому-то офис пять дней в неделю - нормально, а кому-то - нож острый. И не каждый умеющий виртуозно обращаться с пулеметом или снайперской винтовкой имеет талант бизнесмена. Скучно стало в метрополии, пресловутые «лихие» закончились, а командовать шлагбаумом в ЧОПе унизительно и маловыгодно. Предложением получать 5 тысяч американских долларов в месяц за охрану неких «объектов энергетики» заинтересовались петербургские бывшие омоновцы, бывшие офицеры спецназа внутренних войск, действующие телохранители. Дело житейское, почти у всех за спиной Северный Кавказ, Таджикистан и непростой опыт «решения вопросов» с тревожными людьми вокруг криминала. 20 тысяч долларов за инвалидность и 40 тысяч за смерть: приемлемо.

    Звонок по телефону, затем встреча на улице с руководителем Moran Security Group подполковником ФСБ в запасе Вячеславом Калашниковым, который представился генералом и объяснил условия. Затем собеседование с кадровым специалистом в офисе Балтийского стрелкового центра на улице Александра Блока, дом 5, заполнение анкет и заказ загранпаспорта.

    Вызов в Москву последовал в сентябре 2013 года. На сей раз говорили с кандидатами в помещении Moran Security Group, что в Потаповском переулке, дом 5. Объяснили, что ехать придется в Сирию, от компании «Славянский корпус». Предупредили быть наготове. Не успели вернуться в Петербург, звонок: «Срочно приезжайте в Москву. Пора вылетать в командировку. С собой — только загранпаспорт, ничего военного не брать и не надевать, разведка врага не дремлет!»

    Контракт с фантомом

    Подписание контрактов с гонконгской Slavonic Corps Limited произошло в прямом смысле слова на коленке на перроне Ленинградского вокзала: «Давай, давай, время не ждет». Из примерно двадцати приехавших кандидатов трое, увидев в реквизитах Гонконг, развернулись и вместо Сирии отправились домой. Остальные рискнули. Подкупили обещание выплачивать каждый месяц 4 тысячи долларов вперед и торжественная клятва перевести первый транш в ближайшие дни. Кроме того, мужчины не привыкли к бумагам и больше ценили договоренности, полагая, что обманывать их желающих не найдется.

    Подписание контрактов с гонконгской Slavonic Corps Limited

    Дальше был перелет в ливанский Бейрут, переезд на автомобилях в Дамаск. От сирийской границы — с конвоем местных гвардейцев. Местная гостиница, затем самолет в Латакию, военная база.

    Танк для охранника

    «Большое поле между Латакией и Тартусом обнесено колючей проволокой. Там располагались резервисты сирийские и наш батальон. Раньше вроде был ипподром. Разместили в бывшей конюшне. К октябрю там было 267 человек из «Славянского корпуса», разбитых на две роты. Одна рота комплектовалась казаками с Кубани, другая — народом со всей России, из Петербурга человек 10-12. Как говорили отцы-командиры, численность корпуса в Сирии предполагалось довести до 2 тысяч человек».

    Russian contractors in Syria By the beginning of October the Slavonic Corps had 267 men in Syria, organized in two companies and based in Lattakia.

    Кроме автоматов батальон получил пулеметы, гранатометы. Зенитные установки — 1939 года выпуска. Минометы — 1943 года. Были сформированы экипажи для четырех танков Т-72 и нескольких БМП (боевых машин пехоты). Вопрос о соответствии вооружения задачам объектовой охраны встал остро даже у самых доверчивых и был задан.

    «Вы приехали воевать или охранять? Кто охранять — в вечный наряд на хозработы», – таковым было ответное командирское слово. Руководил проектом Вадим Гусев, которого многие знали как заместителя директора Moran Security Group.

    За кого воюем

    Этого до конца не поняли. «Когда с нами говорили в России — объясняли, что поедем по контракту с сирийским правительством, убеждали, что всё законно и все в порядке. Мол, наше правительство и ФСБ в курсе и участвуют в проекте. Когда приехали на место, оказалось, что нас прислали, как гладиаторов, по договору с каким-то сирийцем, который то ли имеет отношение к правительству, то ли нет... То есть мы — частная армия местного авторитета. Но обратно было не уехать. Как сказали, обратный билет денег стоит, и мы его отработаем, хотим того или нет».

    Задача сводилась, как объявили бойцам «Славянского корпуса», к удержанию контроля над центром нефтяной промышленности, городом Дейр-эз-Зор. Для того, чтобы начать его контролировать, оказалось нужным до него добраться. Более 500 километров по местам, занятым где правительственными войсками, где оппозицией, а где и вовсе непонятно кем.

    Поход «Славянского корпуса»

    Первая и единственная боевая операция «Славянского корпуса» не задалась с самого начала. Как говорит один из наших собеседников, который должен был входить в экипаж БМП, предоставленные им машины 1979 года выпуска были полным хламом и привести их в боеспособное состояние не получилось.

    Подготовленные Т-72 оказались заменены сирийцами на не способные к бою ржавые Т-62, которые также пришлось оставить. Выступили в поход 15 октября на обшитых самодельной броней автобусах Hyundai и джипах JMC. Облепили их портретами Башара Асада и сирийскими флагами и поехали.

    Поход «Славянского корпуса» Современные тачанки

    Может, и проскочили бы, но по дороге вмешалась доблестная и непредсказуемая сирийская авиация. Пилот вертолета, который хотел не то поближе рассмотреть караван, не то испугать имитацией атаки, посреди пустыни и бескрайнего неба сумел найти провод линии электропередачи, запутаться в нем и рухнуть на колонну. Обошлось легкой травмой у одного «легионера» и погнутым автоматом у второго. Покореженных вертушку и летчика пришлось тащить на военный аэродром в Хомс, темп был потерян.

    Чужая война

    Два дня зачем-то провели на аэродроме. 18-го числа по внезапной тревоге погрузились в машины. Вроде как в соседнем городе Сухне на сирийских ополченцев навалились оппозиционеры-мятежники и надо было ополченцев выручать. Часа через три-четыре наконец выдвинулись куда-то по дороге, под каким-то горящим городом попали под обстрел. Рассредоточились, заняли оборону. Рота казаков отошла влево и влипла — вступила в боестолкновение с кем-то, кто был не за Башара Асада. Развернули минометы, из которых, впрочем, так и не удалось накрыть колонну оппонентов, подошла правительственная САУ (самоходная артиллерийская установка), поддержала огнем. Отбомбился по врагам асадовский самолет. Боевики, которых, по разным данным, было не то 2 тысячи, не то 6 тысяч, оказались настырными, судя по всему, начали обходить батальон и брать в клещи. «Славянский корпус», не желая бесполезно погибать за идеалы сирийской государственности, погрузился в машины и стал отходить. Во время этого отхода, скорее всего, и была утрачена сумка Алексея Малюты, доставшаяся в качестве трофея противникам режима.

    «Славянский Корпус» в Сирии «Славянский Корпус» в Сирии

     

    Великой удачей можно считать то, что за весь бой корпус потерял всего шесть человек ранеными, их них двоих — достаточно серьезно. Сразу заметим, что все раненые были вынесены из боя и вместе со всеми вернулись домой. «Песчаная буря нас спасла, накрыла нас на отходе, но и скрыла от местных душманов. Такой заряд песка — ничего не видно. Но благодаря нему мы живы».

    Конец миссии

    Обратная дорога в Хомс, а затем на базу в Латакию была невеселой. Отношение сирийцев к русским легионерам заметно изменилось. Вспоминают о громком скандале, который произошел на аэродроме между Вадимом Гусевым и сирийским «хозяином» «Славянского корпуса»: у них явно были различные точки зрения на дальнейшие планы. Вопли беседующих контрагентов слышали все, в том числе и упоминания о долларах, а если точнее, о 4 миллионах долларов, которые надо отрабатывать. Все же батальон вернулся в Латакию. Если в сентябре сирийцы встречали чуть не с цветами, теперь смотрели если и не как на врагов, то и не как на героев. Неприветливо так смотрели. Вскоре стали потихоньку разоружать, корпусу пришлось сдать все тяжелое оружие. До последнего не расставались только с автоматами. Говорят, без автомата в Сирии русскому человеку сейчас делать нечего.

    Встретили с почетом

    Несмотря на то, что, согласно контракту, командировка должна была длиться пять месяцев, в последних числах октября личный состав погрузили на два чартерных самолета и отправили в Москву. Во Внуково не ожидающих подобного приема командировочных ждали. Из самолета выпускали по одному, каждый попадал в руки офицеров ФСБ. Быстрый досмотр, изъятие СИМ-карт и любых носителей информации, короткий допрос в качестве свидетеля. Затем изъятие заграничного паспорта, подписка о неразглашении и билет до дома. Вадим Гусев, который летел в бизнес-классе и покинул самолет первым, остался в распоряжении следователей.

    Как пояснили в Moran Security Group, он и ещё один сотрудник компании, отвечающий за кадровое обеспечение Евгений Сидоров, были арестованы в рамках уголовного дела, возбужденного столичным управлением ФСБ по никогда до этого не применяемой статье 359 УК — наёмничество.

    Денег нет и не будет

    Нюанс в том, что 4 тысячи долларов, которые должны были быть выплачены каждому «специалисту по безопасности» «Славянского корпуса» в начале второго месяца командировки, получить почти никто не успел, и сейчас в разных уголках России находятся около 200 очень сердитых мужчин, которые намерены получить свои деньги. Но Гусев и Сидоров — в Лефортово, с них не спросишь. Сергея Крамского, чья подпись стоит на контрактах, никто из легионеров никогда не видел. Петербуржцы говорят, что встречались с руководителями Moran Security Group Вячеславом Калашниковым и Борисом Чикиным, которые вербовали их на работу в Сирию. Те якобы объяснили, что это не их бизнес, к Slavonic Corps они отношения не имеют, а денег нет и не будет.

    Слово профессионала: Это авантюра

    В очередной раз попросив высказаться на сирийскую тему Вячеслава Калашникова и в очередной раз не получив ответа, «Фонтанка» обратилась за комментарием к руководителю крупнейшей в России частной военной компании «РСБ-Групп». Олег Криницын уверен: сирийская история Slavonic Corps изначально была авантюрой.

    «Широко разрекламированная кампания о наборе наемников в Сирию на начальном этапе звучала как шутка, некая PR-акция. Далее люди поверили и потянулись к своей мечте – заработать деньги. Но не все понимали, что деньги эти грязные и, возможно, замешаны на крови. Прежде чем людей направлять в страну, где идут активные боевые действия, где практически «слоеный пирог» из сирийской армии, оппозиции, боевиков "Аль-Каеды", "Аль-Нусра" и т.д., необходимо их было готовить, а также понимать, как их оттуда вывести. Среди лиц ребят, запечатленных на фоне сирийской техники, увешанных оружием, я заметил и несколько наших бывших сотрудников, которые были уволены из компании за низкие моральные качества. Я видел среди них ребят с судимостями. Это еще раз подтверждает, что при наборе стояла задача не привлечение качественных специалистов, а просто необходимо было заткнуть эту «дыру» пушечным мясом, и побыстрее. А ребят послали по контрактам, напоминающим контракты смертника. Люди заранее расписывались в контракте с просьбой захоронить их останки на Родине либо, при невозможности, в стране, где они погибнут, а потом перезахоронить в России. Жуть.

    Послали по контрактам, напоминающим контракты смертника. Люди заранее расписывались в контракте с просьбой захоронить их останки на Родине либо, при невозможности, в стране, где они погибнут, а потом перезахоронить в России.

    И надо помнить, что статью «наемничество» никто не отменял. Вооруженные люди из оффшорной компании «Славкорп» без всякой охранной лицензии, официального разрешения на оружие поехали защищать непонятно кого непонятно от чего в чужой стране в смутное время. Бойцы использовали тяжелое вооружение, старую военную технику, снайперские винтовки, автоматы Калашникова. Была выдана форма. Одна американского образца. Другая форма - напоминающая спецподразделения сирийской армии. Для чего охранной структуре такая мимикрия? Ответ очевиден: российских парней использовали бы втемную. И потом по телевидению бы показывали не краснодарского колхозника Малюту, который, весело матерясь, ломает трухлявую ветку об голову своего такого же веселого коллеги в Сирии, а были бы представлены кровавые кадры убитых славян в форме сирийской армии, что, в принципе, должно было бы спровоцировать еще более активные действия американцев и британцев по вооружению и поддержке сирийских боевиков.

    Контракт был заключен не с государственной структурой, а с каким-то сирийским олигархом, якобы с согласия Асада. Поехали защищать нефтяные поля, а когда приехали, оказалось, что эти поля ещё необходимо отбить. А когда у наших ребят хватило ума не ввязываться в эту бойню – их просто и беззастенчиво «сдали» боевикам, и те попытались окружить и уничтожить группу россиян из минометов и стрелкового оружия. Это не наша война, не наша страна, это чистое наемничество, но люди, которые туда поехали, не виноваты, они до конца не осознавали, что попали не в красивую сказку, а в места, где боец живет в среднем 2 - 3 недели. Их послали, как баранов на заклание. Нужно понимать, что мы русские, мы чужие в той стране. Местные вояки (с обеих сторон) их «сдали бы» в первую очередь. Что, в принципе, и произошло.
    Я не исключаю, что кое-кто из менеджеров Moran Security Group, а аффилированность этой компании к «Славкорп» достаточно явная, мог затеять эту авантюру, чтобы заткнуть финансовую дыру, образовавшуюся после захвата их судна Myre Seadiver в Нигерии. Но боевой офицер, понимающий, что такое жизнь и что такое смерть, своих людей туда бы не послал.

    В «РСБ-групп» не раз поступали предложения поработать в Сирии, причем с разных сторон (свободная сирийская армия и просто непонятные коммерсанты), и деньги предлагали серьезные, но мы на это не пошли. Вот когда "РСБ-Групп" будет предложен контракт с правительством — тогда мы будем работать, но работать по официальному контракту с государственной структурой. Мы готовы профессионально и законно обеспечивать безопасность любого объекта: морской порт, аэропорт, теле- и радиостанции, вплоть до российского посольства.

    ФСБ

    Ответ на вопрос корреспондента о Сирии и «Славянском корпусе» был дан дежурным офицером незамедлительно: «Центр общественных связей ФСБ такой информацией не располагает».

    14.11.2013 Денис Коротков, «Фонтанка.ру»

    P.S.

    Бой у Сухны. Взгляд со стороны оппозиции

    Муджахидами Исламского государства Ирака и Шама в области Хомс проведена успешная операция.
    Штурмовые подразделения атаковали группировку кафиров в населенном пункте Сухна. В ходе успешного наступления был захвачен 1 крупный КПП. Еще 2 КПП окружены. Боевые действия продолжаются.
    Муджахидам удалось уничтожить более 100 асадитов и шиитов.
    Среди уничтоженных есть и русские наемники.

    Бой у Сухны. Взгляд со стороны официального Дамаска

    В Хомсе особо ожесточённые бои сирийской армии с бандами боевиков продолжались в районе Ас-Сухна, где в течение нескольких дней террористические вооружённые формирования пытаются захватить военные объекты. 17 октября им удалось достичь продвижения при привлечении многочисленных бандгрупп, включая прибывших из Ракки. А уже 20-го числа боевики были откинуты назад.

    Три укрытия террористов Джеш Аль-Ислам подверглись налётам боевой авиации в окрестностях Ас-Сухна. В их результате уничтожено более 25 боевиков.
    20 октября в ходе боёв армейским подразделениям удалось ликвидировать множество террористов, включая 2 полевых командиров из Чечни и Египта по кличкам Абу Хамза Аш-Шешани и Абу Мусааб Аль-Масри, а также саудовского гражданина, одного из личных друзей Бен Ладена Джафина Омар Аль-Утейби.